Сибирь, Сибирь ...
«Сибирь, Сибирь ...» - рассказы и фотографии. Сибирь имеет свойство не поражать, не удивлять сразу, а втягивать в себя медленно и словно бы нехотя, с выверенной расчетливостью, но, втянув, связывать накрепко. И все — человек заболевает Сибирью. (Книга «Сибирь, Сибирь ...», Валентин Распутин)

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Статьи, новости

Киренский район : Чугуева, Чечуйск, Гребени, Емельяновка, Юбилейный, Смирнова, Лыхина, Перопавловск, Берёзовка, Сукнёва (Часть 3)

По реке Лене в XXI веке. Нас четверо: пишущий эти строки Юрий Лыхин, педагог-художник и любитель старины Лариса Аболина, москвичка Ольга Савина, по происхождению из ичёрских Березовских, и иркутянин Дмитрий Ступин, решивший посмотреть, что собой представляют ленские места.

Бобошиха

На месте деревни Чугуевой

Чугуева

Вид с Лены на Чечуйск

Чечуйск

Чечуйск

Магазин в Чечуйске

Здесь стояла деревня Гребени

Гребени

Устье речки Емельяновки

Утес Чембалов на Лене

Вид с утеса Чембалов на устье речки Чембалова

Река Лена с утеса Чембалов

Ласточкины гнезда на утесе Чембалов

Юбилеинская детвора

Поселок Юбилейный

Поселок Юбилейный

Поселок Юбилейный

Поселок Юбилейный

Екатерина Ивановна Березовская. Деревня Вишнякова

Вишнякова

На месте деревни Смирновой

Возле Вишняковой

Ю.П. Лыхин на месте деревни Лыхина

Вид с Камешка на лыхинские места

Лена у села Петропавловск

Петропавловск

Петропавловск

Петропавловск

Петропавловск. Дом П.Е. Черных

Петропавловск. Краевед Леонид Евгеньевич Холин и Ольга Савина

На Лене у деревни Сукнёвой

По реке Лене в XXI веке

Третья часть очерка Юрия Лыхина о поездке по реке Лене (Киренский район Иркутской области) в июле 2010 года

Начало см. ниже - "Также по теме"

 

7 июля, среда.

Ночевали на берегу Лены напротив Бобошинской скалы. После завтрака отправились на место деревни Чугуевой, расположившейся недалеко от леса примерно в километре от реки. По прямой от Банщиковой до Чугуевой, по свидетельству бывшего шофера Г.А. Дмитриева, 2 километра 800 метров. Там, где стояла деревня, сейчас только несколько разросшихся кустов черемухи, заросли крапивы и трава в рост человека. Лишь отдельные уцелевшие столбы свидетельствуют, что здесь когда-то была жизнь. Чугуева исчезла немного позже, чем Горбова. Когда Горбова опустела, в Чугуевой некоторое время еще жили.

Проплыв по протокам между островов, выбрались к Чечуйску. С 2000 года, когда я был здесь в экспедиции, село заметно захирело. На центральной улице выше магазина не стало двух добротных домов-пятистенков, и улица кажется теперь какой-то кургузой, потерявшей свое лицо. Появившееся после Банщиковой минорное настроение в Чечуйске не улучшилось.

Побеседовали с Дмитрием Геннадьевичем Агафоновым. Он родом из Гребеней. Его жена работает в Чечуйской шоле. По ее сведениям, в Чечуйске в этом году на 140 жителей 13 дошкольников и 9 учеников. Местного краеведа – школьного историка Елены Владимировны Линкс мы не застали, она уехала в Киренск Ее отец, латыш Владимир Яковлевич Линкс, которого я расспрашивал десять лет назад, до сих пор жив и здравствует.

Пока мы бродили по Чечуйску, кто-то наведался к нашим оставленным перед селом лодкам и унес Димин новенький спиннинг. Дима расстроился, попытался что-то выяснить у подъехавших на мотоцикле подростков. Ему ответили: «У нас таких много», – мол, сами виноваты, оставляете на виду…

Посидели, посетовали, но спиннинг уже не вернешь. Оттолкнулись и поплыли мимо негостеприимного села.

За расположенной на окраине Чечуйска нефтебазой, стали высматривать место, где когда-то стояли Гребени. Деревня отделялась от Лены довольно широкой курьей, в которую мы заплыли снизу по течению. Выйдя на высокий берег, густо заросший травой, прошлись по тому месту, где стояли дома. Здесь в далеком XVII веке впервые поселился черкашенин (запорожский казак) Емелька Степанов, наш общий с Ольгой предок, а также прародитель всех ленских Березовских и Емельяновых. Помянули его добрым словом.

Последними из Гребеней в 1960-х гг. уехали Агафоновы, Лукьяновы и Поповы. Это были последние жители, которые стали покидать деревню после сильного наводнения 1962 г.

Полчища комаров, мошки и паутов отбили нам охоту ночевать здесь. Мы проплыли еще пару километров и остановились на плоской песчано-галечной отмели острова, чуть-чуть не доплыв до устья речки Емельяновки. В ее названии сохранилось имя Емельки Степанова, устроившего там свою мельницу.

 

8 июля, четверг.

Только к полудню добрались до Емельяновки. Ее устье отделено от Лены небольшим вытянутым островом. Заплыв в спокойную протоку, увидели невысокую красновато-белую, поросшую соснами скалу. Сразу за ней и впадает Емельяновка. Сейчас она подперта поднявшейся Леной, и мы легко заплыли в самое устье речки с прозрачной холодной водой. Рядом проходит дорога, ведущая из Киренска в Петропавловск.

Устье Емельяновки заболочено и сильно заросло, поэтому искать остатки стоявшей здесь до 1950-х гг. колхозной мельницы мы не захотели. По рассказам, на речке была сделана запруда, вода при этом лилась на мельничное колесо сверху, т. е. мельница была наливной.

В полукилометре от Емельяновки в Лену впадает р. Чембалова. На ней тоже стояла мельница. Сейчас здесь все расчищено, на берегу работают трелевщики и подвозимые ими бревна с помощью крана загружаются на самоходку «Якурим». На Лену тянутся клубы красноватой пыли.

Остановились под Чембаловым утесом, отвесно падающим в воду. Я вскарабкался на крутой заросший склон и затем по натоптанной тропинке поднялся на самый верх утеса. Рядом со мной парит коршун, а под нами открылась ленская ширь от Чечуйска до виднеющейся на противоположном берегу деревни Кондрашиной. Величаво изгибаясь, Лена привольно несет свои воды. Удивительно красивый вид!

Снова плывем. За утесом началась протока и скоро на крутом берегу показались дома леспромхозовского поселка Юбилейный. С обрыва под домами широкими шлейфами растянулись мусорные свалки. Здесь же у воды расположились на отдых женщины, купаются ребятишки. В конце выходящей на берег улицы Ленской к сосне прибита табличка, гласящая: «Свалка мусора запрещена. Штраф до 5000 р.».

Задерживаться в таком месте не хочется, и мы отправляемся в Вишнякову. Расспрашиваем об исчезнувшей деревне Смирновой. По рассказам Екатерины Ивановны Березовской, она располагалась в двух километрах ниже Вишняковой, там, где теперь стоят речные створы. Дома деревни разделяло кладбище с часовннй во имя святых Кирика и Иулитты. От нее в 1937 г. оставался лишь нижний оклад. В 1950-х гг. Смирнова еще существовала, а в середине 1960-х гг. на ее месте уже не осталось ничего.

Сама Екатерина Ивановна родом не с Лены. Урожденная Денисова, она родилась в 1928 г. в деревне Свиньиной Воронежской области. Ее родители приехали в Вишнякову в 1937 г. по вербовке. «Семь семей приехали, дома-то после раскулачивания пустые были». Сейчас она живет одна, ее муж умер полгода назад.

Покинув Вишнякову, прошлись по месту расположения Смирновой. Никаких следов былой жизни. Часовню разрушили, высокие деревья, стоявшие на кладбище, выкорчевали, кладбище и ямы от домов распахали.

Чистый, с небольшим обрывом, берег у Смирновой остался позади. Далее потянулись сплошные заросли тальника. Навстречу нам подул ветер, поднявший волну, и мы, уставшие к вечеру, медленно гребли вдоль берега, не находя места для остановки. Вот показались соединившиеся друг с другом острова Сенной и Еловый. Напротив них стояли когда-то деревни Беренгилова и Лыхина. Там, где были Верхняя и Нижняя Курьи, нынче вольно течет вода – появилась довольно широкая протока. Лишь к самому закату солнца мы смогли расположиться на невысоком ленском берегу чуть пониже Лыхиной.

 

9 июля, пятница.

Утром отправились смотреть Лыхину. Нахлынули воспоминания: мимо этой вот черемухи мы ходили на Лену, а вон разросшаяся ива на берегу Лыхинского озера, где мы малышами учились плавать. Выше озера, на веретье, стояли дома. Где-то вот здесь стоял дедов дом. Теперь же от всей деревни остался лишь один торчащий столб с вертикальным пазом для заплота. И прошло с того времени уже почти 50 лет. Да…

От речки Мостовки решили сходить на могилу моего деда на Лыхинском кладбище. И не нашли его, так все заросло лесом!

Затем все повернули назад, к лодкам, а я отправился сфотографировать Камешóк. Впервые в жизни взобрался на его вершину, вдоволь полюбовавшись открывшимся с него видом ленских берегов от Лыхиной до Петропавловска. Подумал о дедах наших и прадедах, о тех, кто впервые поселился здесь и поднимал пашню: о Захарке Игнатьеве, о Берендилке Михайлове, о Кирилке Лыхе… С каждым десятилетием их потомков становилось все больше и больше. От разбросанных по берегам Лены одиночных изб разрастались деревни. Они переносились с места на место в поисках более безопасных от наводнений мест. От этих деревень отпочковывались новые – выселки. В начале ХХ века здесь везде кипела жизнь. А теперь я смотрю на пустые места…

После обеда добрались до Петропавловска. Первым делом отправились к моему давнему знакомому, Леониду Евгеньевичу Холину, ожидавшему нашего приезда. Он затопил баню, а пока она грелась, на одном из его мотоциклов с дощатой площадкой вместо люльки, мы поехали смотреть Березовку и Сукнёву.

Деревня Сукнёва, откуда родом моя прабабушка, Марина Ивановна Романова, находилась в 5 километрах от Петропавловска. По дороге сначала проехали мимо сукнёвского ельника, затем пересекли сукнёвскую протоку, которая до постройки дамбы, особенно в большую воду, превращала место расположения деревни в изолированный остров. Там, где стояли когда-то деревенские дома, ныне ровное поле.

Еще двумя километрами дальше стояла Березовка. По рассказам, «длинная-длинная деревня была». Она располагалась на высоком берегу за рекой Пелюдой, отчего прежде называлась Запелюдой. Эту деревню никогда не топило, но пашенные угодья здесь были неудобными: они находились на склоне горы, за водной преградой.

Съездили прекрасно, много увидели и не меньше услышали от нашего сопровождающего, лучшего знатока этих мест. Холин переживает за судьбу родного села. По его словам, с 2003 г. из Петропавловска уехало 135 человек и 63 человека умерло. Петропавловскую школу в январе этого года заморозили, отопительные трубы лопнули, убытку случилось на миллион рублей. Против директора, Олега Геннадьевича Тараканова, было возбуждено уголовное дело, но вскоре закрыто – за отсутствием состава преступления. Проводить ремонт в полном объеме ни в селе, ни в районе денег нет, поэтому с нового учебного года имевшийся здесь интернат будет закрыт, школа, в которой осталось 53 ученика, будет 9-летней. Старшеклассники станут ездить в Юбилейный.

После возвращения в Петропавловск сфотографировали дом священника М. Мацуева, прадеда известного современного музыканта Дениса Мацуева. Затем побывали в собранном Холиным музее, уже не раз обворовывавшемся. После всего этого помылись в баньке. Всего на 10 минут заскочил к бывшему лыхинскому жителю Павлу Егоровичу Черных и, несмотря на то что он грозил обидеться, убежал из-за стола к лодкам, где меня ожидали остальные члены нашей маленькой экспедиции.

Солнце уже садилось за горизонт, когда мы остановились на ночевку на галечной отмели перед Сукнёвским ельником.

 

Фотографии Юрия Лыхина

Тематические проекты
Cписок организаций-участников ...



Иркутские организации:









 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2018  All rights reserved