Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Новости, статьи

К истории породы восточносибирской лайки

Восточносибирская лайка. Соболь II - 1210/лвс.

Восточносибирская лайка — автохтонная, то есть местная, аборигенная порода охотничьих собак Иркутской области, возникшая здесь в процессе эволюции и живущая в ней по настоящее время. Территория Иркутской области полностью входит как в исторический, так и в современный ареал распространения восточносибирской лайки.

В 1867 году А.А. Черкасов в своей книге «Записки охотника Восточной Сибири» дал прекрасное описание двух типов сибирских собак: промышленной и зверовой, не называя при этом их лайками.

Работа с охотничьими собаками началась после создания в Иркутске Общества Сибирских охотников в 1872 году, в уставе которого среди прочих была записана высокая, благородная цель — заботиться о разведении породистых собак: гончих, легавых, зверовых и др., проводить выставки и испытания охотничьих собак. Общество Сибирских охотников содержало на общественные средства небольшой питомник охотничьих собак. Однако содержались в нём модные в ту пору пойнтеры, сеттеры и гончие. Щенки, полученные в питомнике, распределялись среди членов общества. Работа с лайками связана с именами членов общества Сибирских охотников К.Л. Трэпко и П.Б. Яшерова.

Казимир Леопольдович Трэпко — польский дворянин, участник польского восстания 1863-1864 гг. 18-летним юношей был сослан в Восточную Сибирь на каторжные работы на заводах на срок 6 лет. В 1866 году правительственным постановлением срок каторги ему был сокращён наполовину, а в 1877 году с него были сняты все ограничения. К.Л. Трэпко, полюбив девственную сибирскую природу и охоту, навсегда остался в Сибири, став Иркутским купцом 2-й гильдии. В 1884 году К.Л. Трэпко вступил в общество Сибирских охотников и стал его активным и деятельным членом. Большой любитель лаек и знаток медвежьей охоты, он стал организатором первых в истории России медвежьих садок — испытаний лаек по привязанному медведю в 1890, 1894 и в 1898 годах и опубликовал о них статьи в «Охотничьей газете» за 1895 г. № 2 и 1898 г. № 29. Например, на второй медвежьей садке, состоявшейся 4 декабря 1894 года на даче Бобкова, в 4 верстах от Иркутска, участвовало 17 зверовых собак. Слово лайка не употребляется. Лучшим в одиночку оказался кобель Мороз крестьянина Белобородова из селения Акинино-Баклаши, которому был вручён приз общества — кинжал. Также были отмечены кобель Черныш крестьянина Чер-кашина из селения Грудининой и сука Тунгузка Фофанова из Иркутска. Для поддержания чистоты породы лаек К.Л. Трэпко организовал третью медвежью садку, состоявшуюся 16 февраля 1898 года на городской даче близ Иркутска. В этой статье уже употребляется слово лайка. Из глухих таёжных деревушек промышленниками было доставлено уже 52 лайки. Эксперты И.Л. Лавров, М.А Митропольский и К.Л. Трэпко, осмотрев собак, признали по породе и ладам лишь 39 достойными состязаться на призы, причём первый приз назначался лайке, получившей за породистость и лады полный балл, то есть 10. Первый приз (кавказский кинжал) получила Буска Грудинина из деревни Грудининой. Второй приз (выставленный П.Б. Яшеровым — серебряный вызолоченный бокал) получил Лапчик Антипина из Киренска, который смелее и бойчее задерживал свободного 2-х годовалого медведя, ни разу не попадаясь ему в лапы. Кроме того,  владельцы  всех 39 породистых лаек получили денежное вознаграждение но 2 рубля. Ввиду того, что расход на садку не был предусмотрен обществом, то весь расход на проведение садки (71 руб.) принял на свой счёт её инициатор К.Л. Трэпко.

29 июня 1891 года в принадлежавшем обществу тире была устроена выставка охотничьих собак, на которой выставлено чистокровных белых пойнтеров — 12, сеттеров — 1, гончих — 6 и лаек — 2.

Павел Борисович Яшеров — потомственный нижегородский дворянин. Воспитывался в Павловском кадетском корпусе. В службу вступил в 1863 году прапорщиком в лейб-гвардии Кексгольмский гренадёрский Императора Австрийского полк, расквартированный в то время в Варшаве. Имел бронзовую медаль за усмирение польского мятежа в Царстве Польском 1863-1864 гг. С 1874 года по 1876 год служил сотником в Забайкальском казачьем войске, в станице Олочи на китайской границе. С июня 1876 года прикомандирован в Иркутский местный батальон командиром учебной команды. За отличие по службе произведён в есаулы 26 февраля 1877 года. 5 июля 1877 года переведён в Иркутский местный батальон с переименованием в капитаны. В ноябре 1878 года назначен начальником Верхоленской местной команды. 15 апреля 1880 года П.Б. Яшеров уволен из военного ведомства в чине майора. До августа 1880 года служил помощником смотрителя Александровской центральной тюрьмы, после чего вышел в отставку.

Поселившись под Иркутском в селении Новоямском и занявшись хозяйством, П.Б. Яшеров много времени уделял охоте на зверя и птицу и охотничьим собакам. Тогда же началась его работа в обществе Сибирских охотников и в Восточно-Сибирском отделе Императорского Русского Географического Общества. С детства пристрастившийся к охоте, полюбив охотничьих собак, П.Б. Яшеров в Иркутске понял и по достоинству оценил прекрасные физические и рабочие качества лайки, став страстным поклонником этой породы. В 1888 году П.Б. Яшеров переезжает жить в г. Омск, но не теряет связи с Иркутском, с обществом Сибирских охотников. С 1890 года П.Б. Яшеров удостаивается звания Почётного члена общества Сибирских охотников и был им до ликвидации общества в 1917 году. Он явился одним из организаторов Омского общества правильной охоты в 1892 году и был почти непрерывно председателем его до ликвидации общества в 1917 году. В Омске П.Б. Яшеров держал собственную охоту — до десятка псовых борзых, легавых собак и лаек. Его охота очень быстро приобрела широкую известность не только в Сибири, но и во всей России. Его щенков с удовольствием покупали охотники Иркутска, Барнаула, Томска, Красноярска и др. Он стал признанным экспертом по всем породам охотничьих собак, судил на выставках в Москве и Санкт-Петербурге, в Барнауле и Иркутске. П.Б. Яшеров на постоянной систематической основе организует и проводит полевые испытания и состязания охотничьих собак, на которые выставляет и своих собак. Как бы он ни любил своих борзых и охоту с ними в Омске, а в журнале «Псовая и ружейная охота» за 1896 г. и 1897 г. П.Б. Яшеров опубликовал серию прекрасных статей именно об иркутских промысловых и зверовых собаках под заголовком «Заметки Сибирского охотника». Описание лаек настолько ярки и красочны, настолько богат, чист и выразителен язык автора, столько любви к лайкам, что создаётся впечатление, будто они написаны вчера, а не ПО лет назад. Считаю, что эти статьи о лайках не потеряли своей актуальности и сегодня. В конце 19 — начале 20 века П.Б. Яшеров был широко известен охотничьей общественности, читателям российских охотничьих журналов, по праву занимал место в ряду ведущих исследователей лаек наравне с А.А. Ширинским-Шихматовым, М.Г. Дмитриевой-Сулимой, Н.А. Мельницким, Н.П. Кишенским, А.О. Эмке. На статьи П.Б. Яшерова о сибирских лайках ссылался Л.П. Сабанеев в своей книге «Собаки охотничьи... борзые и гончие». М.Г. Дмитриева-Сулима в своих статьях и книге «Лайка и охота с нею» делала ссылки на П.Б. Яшерова. И некоторые другие авторы. В то время на страницах охотничьих журналов шла большая дискуссия о лайках, выяснялась её роль и значение в охоте и охотничьем хозяйстве России. В настоящее время они общеизвестны и неоспоримы. М.Г. Дмитриева-Сулима в своей статье «О сибирской лайке» (Охотничья газета, 1901, № 3), говоря именно о лайках Иркутской губернии, впервые ввела в кинологической литературе термин «восточносибирская лайка». Термин прижился, так как он был очень точный, как говорят, «попал не в бровь, а в глаз».

В 1903 году П.Б. Яшеров был приглашён для судейства на Первую в XX веке Охотничью выставку общества Сибирских охотников, которая прошла в Иркутске в течение трёх дней с 7 по 9 сентября, в летнем помещении Общественного собрания, в Интендантском саду. Из-за недостатка местных экспертов П.Б. Яшерову пришлось одному судить псовых борзых, гончих и промысловых собак (лаек). Пойнтеров и сеттеров судили совместно с бароном П. Врангелем. Вот что писал Павел Борисович в своём отчёте по отделу промысловых собак (лаек): «Из шести выставленных промысловых собак и представленных для осмотра я нашёл возможным присудить награды следующим: 1) Бардон промышленника дер. Грудининой Воротникова, кобель чёрный, в грязно-жёлтых в побрызге подпалах на передних ногах и на пазанках задних ног. Если бы у этого кобеля не так широк был лоб, да шею украшала бы хорошая муфта и не его старость, то он мог быть оригиналом своей породы, до того он ладен. Таких промысловых собак в настоящее время не скоро встретишь, а тем более в окрестностях г. Иркутска. У него хороший глаз, но этот глаз уже выдаёт его старость. На вид, благодаря богатырской своей сложке, он замечательно сохранился; и на ногах стоит твёрдо — как вкопанный. Я уверен, что от него возможно взять породу, но, разумеется для этого надо подыскать соответствующую суку, и это не легко. Уши свои Бардон, несмотря на старость, ставит конём, что бывает очень и очень редко со старыми ушами. Он прекрасно и правильно сложен. Масса кости. Хорошая спина, хорошая грудь, в особенности идеальны его ноги и лапы. Такие крепкие, костистые, прямые и на редкость сухие ноги прямо поражают глаз. Является желание ещё раз осмотреть у Бардона мягкую, как у соболя, псовину, — но глаза смотрят и любуются его ногами и лапами. Хочется взглянуть на его хвост, по-волчьи, — но глаз нельзя отвести от его ног. Надо бы посмотреть и на богатырский корпус и на правильность ладов, — а глаза всё смотрят и не насмотрятся на чудные ноги и лапы, словно не надеются на память и боятся как бы не забыть таких ног. Вне всякого сомнения, Бардон лучший, и во сто крат из шести, а, пожалуй, и во всей округе не найти такого кобеля. Первый приз: винтовку и 10 рублей».

Далее он писал: — «В силу того, что имею честь состоять около 25 лет в обществе Сибирских охотников и за всё это время относиться к нему с глубоким уважением, — позволю себе в заключение высказать следующее: каких бы прекрасных результатов ни достигало общество относительно разведения привозных пород собак, но оно ничем не в состоянии будет искупить своего греха, если допустит у себя утрату коренной своей, незаменимой кормилицы, сибирской промысловой собаки.»

В 1912 году общество Сибирских охотников вновь провело «садки» лаек по медведю, а также впервые в истории охотничьего собаководства проведены испытания лаек на соболей. Отчётов по этим испытаниям найти не представилось возможным. Об этом сообщал профессор Иркутского госуниверситета Б.Э. Петри в своей статье «Лайка на Иркутской выставке» в журнале «Охотник и пушник Сибири», 1929 г., № 1.

 

Фрагмент из книги Кружкова Н.А.
«Иркутский питомник восточносибирской лайки. Очерки истории»
На сайте www.pribaikal публикуется с разрешения автора

 

Тематические проекты
Cписок организаций-участников ...



Иркутские организации:









 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2019  All rights reserved