Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Телефония для Вашего бизнеса. Подключение телефона в офис, организация междугородной и международной связи, комплексная телефонизация филиальной сети.
Вход

Новости, статьи

Соединенные Штаты: Взгляд с хайвея (Часть 5)

Об Америке написано и рассказано столько, что, кажется, невозможно добавить что-то новое. Эта мысль едва не заставила меня отказаться от всякой попытки изложения своих впечатлений. А с другой стороны, в наше время скоростей немногие используют для своих путешествий велосипед, в связи с чем я льщу себе надеждой, что за те два месяца, которые провел в велосипедном седле на дорогах США, мне удалось увидеть другую Америку, менее знакомую большинству туристов. Потому и появились эти самонадеянные записки…

Избушка первопоселенца

Можжевеловая полоса

Книжные утесы

Грин-Ривер

Пейзаж в светлых тонах

Джеб

А это я

Возле скал

Опунция

Брат из Сан-Франциско

На плато Колорадо

Земной разлом

Жизнь на краю

Неприступные стены

Дорога в каньоне

Меандры Колорадо

Смотровая площадка едва заметна

На въезде в Каньонлендс

В таких местах палатку не везде поставишь

В парке «Арки»

Прогулочная тропинка

Причуды выветривания

«Ковбойские штаны»

Красноцветные бастионы

Глаз чудища

Лабиринт

Моаб. Мексиканский ресторан

В ожидании посетителей

Чипсы и сальса-соус

Мотель в Моабе

Кокопелли

Река Колорадо

В последних лучах солнца

Огненная цитадель

Живописная дорога

Мимо хребта Ла-Саль

Сфинкс

Кафе в Монтиселло

Обед с пивом

Твин-Рокс

Хижины форта Блафф

Так жили переселенцы-мормоны

Прекрасное место

Прайс – это река и город. Книжные утесы

С утра на протяжении 14 миль шел сплошной спуск по каньону реки Прайс. В местечке Хэлпер нашелся большой магазин, в котором я приобрел продукты – овсяную кашу, лапшу различных видов, картофельное пюре, рыбные консервы.

А в Прайсе, хотя это почти десятитысячный окружной город, меня ждало разочарование. Съехав с хайвея, я не нашел ни одного ресторана, сплошные закусочные быстрого питания – два мексиканских фастфуда, китайский буфет, Бургер-Кинг, Макдоналдс и т. п.

Выбрал мексиканский вариант, взял пиццу, съел, показалось мало. Зашел в находящийся рядом фастфуд «Вся американская еда». Попросил салат, но получил такую маленькую порцию, что пришлось заказать еще несколько жареных крылышков. Лишь после этого я наконец наелся.

Теперь можно выдвигаться в сторону города Моаб и расположенного неподалеку от него национального парка «Арки». В этой сумятице с едой совсем забыл, что в Прайсе есть палеонтологический музей, который я хотел посетить.

Время 13 часов, начинается самая жара. Легкий ветерок не помогает. Местность после ущелья выровнялась, вокруг выжженная земля, и даже название одного из населенных пунктов впереди носит название Desert –Пустынный.

Пока однако тянется застроенное пространство между Прайсом и следующим за ним городком Веллингтон. Здесь возле домов даже деревья растут.

Чувствую, что еду слишком быстро, почти ничего не вижу вокруг. В Веллингтоне затормозился, немного пофотографировал: избушку американского пионера – первого здешнего поселенца, цветы вдоль трассы, украшения стен ресторана. Дальше, похоже, населенных пунктов долго не будет.

В последнем магазине на выезде из Веллингтона взял баночку пива, пачку арахиса в сладкой обливке и расположился за столиком с навесом возле мотеля. Жарко. Выше 30, без всякого сомнения. Впрочем, я уже настолько привык к такой температуре, что мне даже нравится – до костей прогревает!

Дорога прямая, как стрела, рвется вперед. Солнце приклеилось к блеклому небу. По краям широкой безжизненной долины в туманной дымке виднеются горные хребты. Сухие русла пересохших речек выглядят так же, как сайры в Монголии. Вокруг места динозавров.

Проехал с утра 40 миль. Время только 16.30. Остановился отдохнуть, присев на асфальт. Тут же остановилась встречная машина:

– Все в порядке?

– Да, все окей.

– Вода нужна?

– Вода есть.

– Сэндвич?

От сэндвича я не смог отказаться, а заодно получил и баночку соды, и бутылочку чистой воды.

Не успел тронуться – прокол. Словно плата за угощение. Заклеился, вновь еду. В лучах вечернего солнца местность удивительно красива. Качу не спеша, любуюсь.

Слева тянутся Книжные утесы (Book Clifts), раскрашенные ровными полосами, словно разлинованные тетради. Пустынный ландшафт, полное безлюдье. Такие дикие места мне нравятся. Если вся северная часть штата Юта меня никак не вдохновила, то здесь я чувствую раздолье.

Остановился рядом с маленьким местечком Вудсайд, там, где трасса пересекает реку Прайс. До самой реки не добрался, завязнув в кустарнике на подходах к ней, зато расположился рядом с первыми увиденными кактусами-опунциями, в окружении множества подземных муравейников.

Проехал сегодня 58 миль, но поскольку дорога почти все время шла под горку, то почти и не устал.

Грин-Ривер – река Зеленая

Встал около семи, прекрасно выспавшись. Небо сегодня затянуло плотными темными облаками. Даже несколько капель дождя достигло земли. А я уж думал, что такого здесь и не бывает.

Трасса, по которой я еду, двухполосная и довольно оживленная. Машины снуют по ней беспрестанно. Как и везде, очень много байкеров, рассекающих просторы страны. Мотоциклы у них самые разные, на некоторых едут, словно распятые, – высоко подняв руки на руль и широко раскинув ноги на подножках. Мотоциклы и двухколесные, и трехколесные, с одним колесом то спереди, то сзади, с различными багажниками и с тележками в прицепе – чего только не увидишь!

Увы, к 11 часам из-за туч стало выглядывать солнце, которое веет жаром на и без того сухую землю. Заметив лужу воды, оставшуюся в русле пересохшей речки, остановился и постирал просолившуюся рубашку.

Все время хочется есть. Я заметно похудел за прошедшие три недели, можно сказать, высох. Из шорт, которые я взял с собою, просто выпадаю. Сегодня утром съел две порции кашки, пачку лапши и еду голодным.

Приближаюсь к интерстейт 70, который ведет из штата Юта до города Балтимор на Атлантическом побережье.

Пересекаю незримую линию 39-й параллели северной широты, перебираюсь на фривей и через пару миль подтягиваюсь к поселку Грин-Ривер. На въезде в него располагаются две бензоколонки и два фастфуда – «Subway» и «Arbys». Их я пропускаю без внимания и еду дальше в поисках ресторана. Проезжаю по ничем не примечательному населенному пункту, заполненному сплошными мотелями и маленькими гостиничками. Здесь, на реке Зеленой, крупнейшем притоке реки Колорадо, располагается государственный парк «Грин-Ривер».

Ага, вот и ресторан, который называется «Западные ветры». Заказываю спагетти и пиво «Миллер» местной варки. Салат здесь можно накладывать самому и в счет он не включается. Наелся досыта.

В 14.00 выезжаю, а тут и солнце окончательно выбралось из туч. Сразу стало жарко, как в бане. Но терпеть придется недолго. Судя по карте, через 13–14 миль должна быть зона отдыха. Американские карты хороши: они точны, детальны, с указанием километража, многих интересных и полезных мест, в том числе зон отдыха.

После зоны отдыха еще недолго еду по шумному фривею, достигаю нужной мне развилки и сворачиваю на 191-й хайвей, ведущий в город Моаб.

Останавливаюсь на ночь вблизи Моабского аэропорта, милях в 15 от национального парка «Арки».

Переполнен впечатлениями

Выезжаю в девять. Солнце на чистом небосклоне уже изрядно пригревает, сегодня снова будет жарко.

За несколько миль до парка «Арки» вижу уходящий в сторону хайвей, который ведет на плато реки Колорадо. Где-то там располагается два природных парка: государственный парк «Мертвая лошадь» и национальный парк «Каньонлендс». Это пропускать не стоит, сворачиваю.

Приближаюсь к первой гряде красноцветных скал, как вдруг замечаю впереди велосипедиста с фотоаппаратом. Знакомимся. Джеб из Германии. Едет по маршруту от Чикаго до Сан-Франциско. Так же, как и я, в пути около месяца, но лицо его и руки совершенно белые. Оказывается, все это время он мажется кремом от загара. Его же удивляет, что я еду без шлема. Объясняю, что мне вполне хватает панамки, которую, в отличие от шлема, легко засунуть в карман.

Вообще разница в нашем виде весьма наглядна. Джеб хорошо экипирован и соответственно одет. Я же по сравнению с ним выгляжу как совершеннейший босяк: без головного убора, в расстегнутой, просоленной от пота рубахе навыпуск, в закатанных до колен штанах и с грязными ногами в открытых сандалиях.

Поднимаюсь по красивейшей извилистой дороге. Часто спрыгиваю с велосипеда, чтобы запечатлеть окружающие меня виды. 22 мили подъема на плато под испепеляющим солнцем. На автомобиле с кондиционером пролетишь за полчаса и не заметишь. Я же, обливаясь потом, пилил полдня. Кажется, уже и подниматься некуда, а дорога все тянет и тянет к небу.

Наконец я наверху у дорожной развилки на просторной равнине. Налево идет дорога в парк «Мертвая лошадь», а прямо по асфальту в парк «Каньонлендс». В этот момент меня догоняет машина. За рулем парень моих лет. Он из Калифорнии, из Сан-Франциско, бывший хиппи, сейчас уже на пенсии. Обращается ко мне не иначе как Брат. Отмахиваясь от неожиданных здесь комаров и злой мошки, выпили с ним по бутылочке пива «Хайнекен», потом по стопке виски. От предложенного затем гашиша я что-то отказался.

Сворачиваю вслед за Братом налево, проезжаю от развилки восемь миль. В проходной будке парка приобретаю входной билет. Для велосипедистов он стоит всего два доллара, плата чисто символическая.

Да, все усилия стоили того зрелища, которое неожиданно открылось перед моими глазами. Грандиозный каньон извилистой реки Колорадо в красных, багровых, оранжевых тонах. Потрясающие воображение картины! Несомненно, это одно из тех мест, в котором хочется преклонить колени перед Создателем подобных чудес, перед его творчеством и фантазией истинного художника. Ну а поскольку я не верю в Бога-личность, некое всемогущее Высшее Существо, то с готовностью поклонюсь Природе – удивительному, подчас ошеломительному окружающему нас миру.

Но пора с небес возвращаться на землю. В половине шестого я отправился на выезд из парка. По поводу его названия, кстати, существует легенда, в которой говорится, что когда-то на плато паслись стада мустангов и ковбои использовали это место в качестве естественной ловушки. Они загоняли мустангов на обрывистую оконечность плато и перегораживали узкий перешеек высокой изгородью. Заарканив лучших скакунов, оставшихся лошадей выпускали на свободу. Но однажды, по какой-то причине лошади остались в запертом загоне и, не имея возможности спуститься к реке на водопой, погибли от жажды.

Я добрался до развилки дорог и, разохотившись, подался в сторону национального парка «Каньонлендс». Для него придумано хорошее, привлекающее внимание название: «Остров в небесах». Парком является, действительно, похожая на остров часть плато в междуречье двух извивающихся навстречу друг другу рек – Грин-Ривер и Колорадо.

К 19 часам подъехал к парку. Проходная, где продают билеты, уже час как закрыта, но дорога свободна, заезжай хоть на машине.

Доехал до информационного центра (тоже закрыт, работает с 8 до 18), посмотрел на карту парка и наглядно осознал разницу между государственным парком и национальным. Для того чтобы посмотреть Каньонлендс, мне понадобится не менее дня, придется накрутить, как минимум, 25–30 миль. У меня же и воды, и еды осталось совсем чуть-чуть… Подумал я, подумал и повернул обратно.

До развилки доехать не успел – стемнело. Остановился прямо возле дороги за бугорком так, чтобы меня не было видно. Развожу костерок, варю кофе, с наслаждением ем овсяную кашку с персиком и бананом. Впечатлений сегодня хоть отбавляй!

В парке «Арки»

Ночевал недалеко от логова койотов. Вечером и утром оттуда раздавалось завывание и тявканье щенков.

Что неприятно в путешествии по Америке, так это то, что на ночь часто приходится располагаться украдкой: знаешь, что ни останавливаться здесь, ни жечь костер нельзя, а делаешь это, прячась и опасаясь, как бы тебя не заметили. Совесть при этом у меня не чиста.

В 8 часов выехал, а в начале 11-го, с ветерком спустившись два десятка миль, я снова был на хайвее 191. Проезжаю еще несколько миль, и вот он, национальный парк «Арки». Получаю при въезде вместе с билетом карту парка, набираю воды в визитор-центре и начинаю подниматься по извилистой дороге. И с первых же сотен метров начинаются красоты!

В парке находится более 2 тысяч природных арок и других причудливых образований из красного песчаника. Но мне больше всего хочется увидеть самую известную арку парка и символ штата Юта, представленный даже на автомобильных номерах, – Изящную арку. Подняться к ней по полуторомильной тропинке среди раскалившихся от безудержного солнца камней далеко не для всех оказывается простым делом. Недаром внизу, в начале тропы, дежурят сотрудники парка, предупреждающие о необходимости взять с собой не менее двух литров воды. Проходя мимо одной из групп, я вдруг услышал недовольную русскую речь: «И чего мы туда поперлись? Ни за что больше не пойду!» Но когда наконец выберешься наверх и перед тобой неожиданно распахнется вид на возвышающуюся дугу, сердце невольно замирает от восхищения!

Одна нога арки заметно тоньше другой и ее «колено» внушает тревогу. С 1970 года в результате естественной эрозии в парке разрушилось 42 арки. Эта участь неминуемо ждет и «Ковбойские штаны», как шутливо называют Изящную арку, если к ним не приложит руку человек.

Только к самому вечеру я добрался до конца автомобильной дороги в парке, в том месте, где на карте обозначена вода. И она была здесь – прямо на улице два фонтанчика. Какое счастье! Я набрал все опустевшие у меня к этому времени бутылки и пил, пил, пил…

Моаб

Переночевал на специальной площадке, называемой кэмпграунд, по соседству с большим трейлером. Люди здесь путешествуют с максимумом удобств – с целыми домами на колесах. У меня же путешествие – тяжелый труд с минимумом комфорта.

Утром встал пораньше, пока все еще спали. Отправился по тропе, ведущей в «Дьявольские сады». Здесь полным-полно всякой живности: олени, зайцы, бурундуки, птицы, ящерицы, змеи. А какое обилие скальных форм в виде стен, куполов и башен! Красота, ничего не скажешь! Нечто подобное можно видеть и в Монголии, в долине Убулун, но здесь все разнообразнее, причудливее и в большем количестве.

Только к 11 часам я вернулся к своему велосипеду, оставленному возле автомобильной стоянки. Пора ехать дальше.

А погода сегодня пасмурная. Даже покропило редким дождем, немного смочившим землю.

Два с половиной часа выезжал из национального парка. Наконец вновь добираюсь до 191-го хайвея. Вскоре он пересекает реку Колорадо, а вот уже и Моаб потянулся, Мейн Стрит, то есть Главная улица.

Для обеда выбираю мексиканский ресторан в центре города. Похрустываю уже привычными кукурузными чипсами с острым соусом, на сей раз действительно очень острым. Вскоре приносят и заказанную свиную энчиладу. Кусочки свинины, завернутые в две кукурузных тортильи, положены на большое овальное блюдо, справа немного риса, слева соус из пережаренных бобов, посередине кучка салата.

А дождь-то разошелся. После обеда он уже полил по-настоящему. Я как раз начал поиски дешевого мотеля, решив устроить в Моабе передышку. Проехал по нескольким ближайшим. Разброс цен за номер от 59 до 97 долларов. Естественно, выбираю первый вариант, но плачу на восемь долларов больше – опять забыл про налог. Многовато, конечно, для меня, но уж очень хочется отдохнуть, отвлечься от дороги, да и сегодняшний неожиданно сильный дождь стал препятствием в дальнейшем движении.

Несмотря на неказистый, стандартный вид мотеля снаружи, внутри все замечательно: большой номер с двумя квадратными кроватями, со всеми необходимыми удобствами, с кондиционером и даже электрической плитой.

Включаю телевизор. Однако смотреть практически нечего. Все новостные каналы терзают одну тему – убийство двух журналистов. Остальные новости по большей части ограничиваются штатом Юта, в котором я еще нахожусь. Много говорят и про дождь, дотянувшийся до Юты с Тихого океана. Но уже завтра обещают хорошую погоду. Да и сегодня после 17 часов понемногу стало выглядывать солнце, а вскоре дождь совсем прекратился.

Я, уже чистый и приодетый, прогулялся по городу, улицы которого украшены силуэтными изображениями Кокопелли, божества плодородия у американских индейцев юго-запада США. Кокопелли обычно изображается в виде сгорбленного человечка, играющего на флейте. Как всякое божество плодородия, Кокопелли покровительствует не только сельскому хозяйству, но и деторождению, отчего его раньше изображали с огромным фаллосом. И если в нашей стране, по поверьям, детей приносит аист, то здесь этим делом занимается Кокопелли. Говорят, что и сегодня молодые незамужние девушки его опасаются.

Попался по пути и винный магазин, который я, конечно, не обошел. На этот раз выбрал бутылочку забористого, 50-градусного, ликера «Yucon Jack». А потом, сев на велосипед, совершил приятную десятимильную поездку по каньону реки Колорадо, вернувшись в номер только после заката солнца.

Вдоль хребта Ла-Саль

Ну вот, краткая передышка заканчивается. Собираюсь в дорогу. Теперь курс на Долину Монументов, находящуюся на границе со штатом Аризона.

В 11 часов, в расчетное время мотеля, выезжаю. На улице сияет солнце, от вчерашней непогоды на небе кучерявятся только отдельные белые облака. Дорога из долины реки потянулась вверх и я сразу взмок. Лямки заплечного рюкзачка вновь покрылись налетом соли.

Моаб тянется еще несколько миль. Вообще, это довольно ординарный американский городок, хотя вчера он показался мне совершенно замечательным. В Моабе 5 тысяч жителей, находится он на высоте 1230 метров от уровня океана. И это, между прочим, сити!

Тяжело сегодня. В самую жару, в гору, после расслабления…

Слева от меня тянется высокий хребет Ла-Саль, красноцветными уступами спускающийся к моей трассе.

Через 20 миль непрерывного подъема поравнялся с самой высокой точкой хребта Ла-Саль, горой Пил, высотой около 4 тысяч метров. Здесь дорога немного выровнялась и побежала с горки на горку: миля вниз, миля вверх.

К концу дня одолел только 30 миль. На сегодня достаточно. Останавливаюсь в начале восьмого в прекрасном месте, очень похожем на те, что были в парке Арки.

Тяжкий путь в Монтиселло

Похоже, я высоко забрался. Ночью выпала роса и под утро в моем легком спальнике стало зябко.

Вечером небо так плотно затянуло, что я боялся пойдет дождь. Однако утром солнце выглянуло на совершенно чистом небе.

В этом путешествии я особенно тщательно слежу за тем, чтобы все оставленные на улице вещи были плотно застегнуты, не дай бог, заберется какой-нибудь скорпион или змея. Вчера я не снял с багажника велосипеда свой рюкзак, допустив между молниями лишь небольшой зазор. И ночью в него забралась мышь, неожиданно выскочившая утром во время сборов. Даже напугала меня. Из изгрызенной в клочья туалетной бумаги она, кажется, собиралась устроить себе гнездо в моем рюкзаке.

Выехал около десяти. Уже жарко. Ехать лень. Мысли ворочаются вяло, ногами шевелить не хочется. Посидеть бы в тенечке… Однако в пределах видимости ни одного дерева, только мелкие кусты тамариска.

В своем маршруте я жестко привязан к воде. Много воды увезти с собой невозможно, потому я рассчитываю ее запас таким образом, чтобы хватило до очередного населенного пункта или зоны отдыха на фривее, где воду можно набрать бесплатно. Здесь, на юге штата Юта, и далее к мексиканской границе населенных пунктов заметно меньше, и эта зависимость становится еще жестче. Остановиться и постоять где-нибудь день-другой нет никакой возможности: во-первых, не хватит воды, а во-вторых, что делать под жарким солнцем пустыни?

Развилка дорог. Отсюда до предстоящего впереди Монтиселло еще 14 миль. Вроде бы немного, но на носу новый подъем. Я же и так еду только на второй передаче, а время близится к часу – к самой жаре.

Тянусь в гору. Капли пота, собираясь под панамкой, стекают по переносице и с кончика носа падают на голые колени… Мечтаю, чтобы какое-нибудь облачко приклеилось к солнцу и не отлипало от него в течение всего дня…

Думал, никогда не доберусь до Монтиселло. Замучил меня этот подъем!

В Монтиселло всего 2 тысячи жителей. Значит, это даже не город, и тем не менее, это административный центр округа Сан-Хуан в штате Юта. Вижу кафе у дороги и с облегчением жму на тормоза. Какое наслаждение после такой жары выпить бутылочку холодного эля! Что приятно, что в Америке даже кружку для пива приносят охлажденной, прямо из морозильной камеры.

В кафе выбрал новое для себя блюдо – wraps (обертывания). В тонкую, зеленую по цвету лепешку завернута овощная начинка, получается что-то вроде буррито. Соус подается отдельно, какой выберешь из большого ассортимента. Я предпочел азиатский. Ко всему этому зачем-то предлагаются землисто-сиреневого цвета чипсы. Они, вроде, совсем не сочетаются с блюдом, но я употребил их с лежащими на столе джемами из клубники и голубики, запил холодной водой и получилось очень даже неплохо.

Теперь передо мной 25 миль пути до следующего населенного пункта, города Бландинга. Сегодня я планирую сделать только половину этого расстояния, так, чтобы завтра, проехав вторую половину, пообедать в каком-нибудь ресторане.

После Монтиселло пошел долгожданный спуск, но я при первой же возможности свернул в сторону от дороги и остановился в тени нескольких можжевеловых деревьев.

Китаец, который не бывал в Китае. Форт Блафф

Ночевал в чудесном месте. Рядом огромное сжатое поле хлеба, на котором вчера паслись большие олени. А утром, когда я вылез из палатки, мы напугали друг друга. Несколько оленей ходило буквально в десяти метрах от меня.

Увы, дорога снова поскакала вверх-вниз. И кажется, что вверх больше, чем вниз. А когда долго поднимаешься по затяжному подъему, подошвы ног впрессовываются в педали с такой силой, что возникает ощущение срастания с велосипедом, и я, словно в фантастическом фильме, становлюсь единым с ним организмом.

Дорога подступила к горным отрогам, и вскоре я оказался среди спускающегося по склонам соснового леса, имеющего статус национального. Впереди расстилается обширная равнина и, судя по карте, мне предстоят пустынные места.

Добрался до Бландинга, крупнейшего населенного пункта округа Сан-Хуан, в котором живет 3,5 тысяч человек. Это, естественно, город, причем даже не таун, а сити.

Захожу в ресторан китайской и тайской кухни. Я один в большом зале. Обслуживает меня китаец, который с интересом расспрашивает, откуда я, куда еду, и удивляется, что я преодолел такой путь на велосипеде.

Сидеть в ресторане приятно, тихо играет спокойная китайская музыка. Китаец в Китае не бывал. А я, расположившись здесь, не без удовольствия вспоминаю об этой стране. Как далеко она отсюда и какой другой мир!

Заказал блюдо из мяса с овощами, и хотя свинина очень вкусна, еле справился с огромной порцией. В общем, поел от души.

Выезжаю в самую жару. Уже перевалило за полдень.

Местность после Бландинга благодатная, даже маленькие озерки встречаются.

Ехать под солнцем в середине дня да после сытного обеда тяжело. Остановился возле можжевелового куста повыше ростом, засунул голову в его середину, подстелил под себя полотенце и подремал минут сорок.

Дорога сегодня все же нетрудная. Несмотря на жару, я качу и качу милю за милей. Незаметно добрался до очередного населенного пункта – Блаффа, который называют «воротами в Долину Монументов». Отсюда 25 миль до скалы Мексиканская Шляпа близ границы с Аризоной, а вскоре за ним и Долина Монументов должна начаться.

Перед въездом в Блафф над трассой возвышается примечательная красноцветная скала Твин-Рокс, в виде двух одинаковых башен-останцов. У их подножия расположено кафе, куда я захожу передохнуть и выпить пива. За соседним столиком сидит пожилая пара из Швейцарии. Питер Шикер с супругой с интересом расспрашивают меня о моем путешествии, о том, как я отношусь к сегодняшней ситуации между США и Россией, что думаю об американцах, а увидев мой дорожный блокнот, интересуются, не писатель ли я?

В центре Блаффа прямо у хайвея находится музей под открытым небом. Форт Блафф основан в 1880 году американскими пионерами, мормонами. Он представляет собой каре из небольших деревянных жилищ и общественных построек, окруженным бревенчатым ограждением. Хотя облик жилищ вполне похож на то, что можно было увидеть в те годы и в Сибири, однако отопление их заметно отличалось. Если мормоны устраивали в своих домах камины или, в крайнем случае, ставили железные печки, то сибиряки били глиняные печи, которые тогда нередко были черными, то есть беструбными, и дым из них шел прямо в жилище.

Ни в одном из домиков нет смотрителей, только таблички: «Смотри, не прикасайся, не трогай».

Кроме того, в музее показана и разница культур индейцев юта, живших в вигвамах, и индейцев навахо, обитавших в хоганах – юртообразных сооружениях из бревен, обмазанных снаружи глиной.

Интересный музей, с удовольствием провел здесь время. Теперь пора бы и о ночевке подумать.

Проезжаю еще несколько миль и обнаруживаю прекрасное местечко. За незамкнутыми железными воротами началась грунтовая дорога, ведущая в пустынную межгорную долину. Останавливаюсь метрах в двухстах от хайвея. В лучах почти скрывшегося солнца вся местность горит ярко-оранжевым цветом. Лепота! Люблю я пустыню!

 

Юрий Лыхин,
июль-сентябрь 2015 года

На Байкал

  • Листвянка
  • Ольхон
  • Заказ микроавтобуса в Иркутске

 

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2017  All rights reserved