Музей Тальцы
Архитектурно-этнографический музей "Тальцы" – уникальное собрание памятников истории, архитектуры и этнографии XVII–XIX веков. Расположен музей "Тальцы" на правом берегу реки Ангары в Тальцинском урочище

Мобильная связь + Интернет в офис
Все услуги связи от одного оператора.
Постоплатная система расчета.
Вход

Новости, статьи

Об Илимском остроге и Спасской проезжей башне

На месте Илимского острога сегодня плещут волны рукотворного моря — Усть-Илимского водохранилища. Из всех дере­вянных построек Илимска до наших дней сохранилось только два сооружения-памятника: Спасская башня Илимского острога и Илимская Казанская церковь. Как и прежде, они стоят вместе, расположившись на территории Архитектурно-этнографического музея «Тальцы» в 47 километрах от города Иркутска.

План Илимского острога. 1702 г.

Вид города Илимска. Гравюра XVIII в.

Илимский острог в 1839 г. Знаменская (слева), Спасская и Никольская (справа) башни

Спасская проезжая башня и Казанская церковь в Илимске (с западной стороны). Начало ХХ в.

Спасская проезжая башня и Казанская церковь в Илимске (с восточной стороны). Начало ХХ в.

Спасская башня в Илимске. 1914 г.

Илимская Спасская башня в музее «Тальцы». 1999 г. Фото В. Тихонова

Илимская Спасская башня в музее «Тальцы» (задний фасад). 1999 г. Фото В. Тихонова

Начало Илимска было положено в 1630 году, когда на реке Илим возле того места, где начинался волок на реку Лену, каза­ками атамана Ивана Галкина было поставлено ясачное зимовье. Ввиду важности этого места по пути на «славную во свете и ве­ликую реку Лену» в 1647 году зимовье было превращено в не­большую рубленую крепость — острог. Еще через два года но­вый острог стал центром отделившегося от Якутского Илимского воеводства. Первым илимским воеводой Тимофеем Шушериным было дано и первое описание острога, по которому он имел толь­ко две небольшие башни. Длина стен острога составляла всего 119,5 сажени. Как писал Шушерин, внутри острожных стен стро­иться было практически негде, «потому что, государь, острог мал» (24, с. 44).

24 июля 1666 года в Илимском остроге случился пожар, от которого он весь «по воле божией» сгорел. Приехавший через три месяца после этого новый воевода Сила Оничков нашел на месте острога лишь пепелище. «Приехал я, холоп твой, в Ылимский на пустое илимское городище», — писал он царю. Вставший перед необходимостью строить новый острог Оничков отказался от старого места («местишко малое, меж высокими каменными крутыми невъезжими горами») и выбрал другое, более удобное: «угожее место на низ Илима реки за 655 сажен». Была составле­на смета на бревна, и воевода «лес розвытил по жеребеем всего Илимского уезду на пашенных крестьян з десятинного тягла по развытке, не по велику; велел по зимнему пути лес выронить и вывозить на острожное место к стене». 21 июля 1667 года Оничков «острожное место очертил, и первую Спасскую большую баш­ню того же числа заложил» (24, с. 44, 47). Именно эта Спасская башня и сохранилась до настоящего времени. День же 21 июля можно считать днем рождения башни — редкостный случай для памятников деревянного зодчества.

Из подготовленного леса под непосредственным руководством подьячего Илимской съезжей избы Никиты Лазарева острог стро­ился всем миром: и служилыми людьми, и ружниками, то есть людьми духовного звания. В 1669 году воевода Оничков перешел на жительство в новый острог.

Илимский острог находился в 951 версте от Енисейска — «от Енисейского же острогу вверх по Енисею и по Тунгуске (так тогда называлась Ангара. — Ю. Л.), и по Илиму рекам до Илимского острогу ходу 6 недель» (22, с. 52). Согласно имеющимся опи­саниям, он располагался в узкой долине реки Илим, зажатой с двух сторон высокими горами. Ширина Илима в этом месте в 150 верстах от его устья составляла 40-50 саженей, а ширина всей долины с рекой — 80-100 саженей. Четырехугольный в плане острог был размещен на правом берегу Илима и состоял из вось­ми деревянных башен, три из которых были проезжими. Башни соединялись стенами, представлявшими собой ряд отвесных, скрепленных друг с другом остроконечных бревен (тынин). Про­езжие башни располагались посередине трех стен: той, которая выходила к воде (южная), и двух перпендикулярных к ней (запад­ная и восточная). Противоположная от воды стена и каждый угол острога имели глухие («наугольные») башни. Внутри острожных стен общей длиной в 319 саженей были поставлены церковь во имя Спаса, воеводский двор, съезжая изба, амбар для соболиной казны, а позже и другие постройки.

Илимский острог протянулся вдоль реки на четверть киломе­тра. Высокие, почти десятиметровые башни и более чем четырех­метровый тын из толстых, диаметром 25-30 сантиметров, вкопан­ных вертикально бревен общим количеством почти в 3 тысячи, создавали внушительную для местных «туземцев» крепость. В 1670 или 1671 году на башнях нового острога было установлено пять пушек, привезенных из Тобольска, которые, однако, так и не пригодились, ибо в истории Илимска, в отличие от Братского или Верхоленского острогов, не случилось военных событий.

Известно, что в 1687-1688 годах Илимский острог был немно­го достроен, а в 1694 году «оветшалой» острог подвергся капи­тальному ремонту. Его военное значение к тому времени умень­шилось, и на вооружении острога в 1694 году осталось только две медные пушки на деревянных станках (одна в 16 пудов весом, другая в 17 пудов), 121 железное ядро к ним, 24 пищали, 2 карабина, 16 пудов пороха, 34 пуда свинца, 8 бердышей и копья. В 1727 году последние пушки по указу из Тобольска были отправле­ны в Якутск, а в Спасской башне долгое время оставалось «два стана пушечных, деревянных. У тех станков по обеим сторонам петли, 8 колец, 4 крюка железных» (24, с. 49).

В 1703 году была выполнена подробная опись «Илимскому го­родовому и всякому строению», в которой впервые описывается и Спасская башня: «Вначале Илимской острог, едучи из Енисей­ска с низу Илима реки. С приезду в острог Спасская проезжая башня — построена среди острожные стены — четыре сажени без аршина, другие стены — полу четыре сажени; до обламов 30 рядов, да обламов 8 рядов, рублена в лапу под скобель, вершена шатром с вышкою, крыта тесом, вышина башне до орла 8 саже­ней печатных. Снаружи за острогом часовня — у той башни на свесе, часовня вершена бочкою, а на верх бочки маковица с кре­стом, опаяно белым железом, а бочка и маковица обита лемехом. В часовне в киоте образ нерукотворного Господа нашего Иисуса Христа. На киоте написаны дванадесятые празники. Сверху кио­та во главе — образ Знамения пресвятые Богородицы. Да на ча­совне в бочке написано отечество. Да в остроге у той же башни другая часовня на свесе, крыта на обе стороны. В часовне образ пресвятой Богородицы Одигитрией. Ход в часовню из острогу по лестнице. В башне ворота брусяные, створные, с калиткою» (24, с. 50).

Спасская башня была срублена «в лапу», то есть без выступа­ющих по отношению к наружной плоскости стены концов бревен. Такая рубка башен делалась стой целью, чтобы углы были совер­шенно гладки и неудобны для влезания неприятеля во время при­ступа. В верхней части башни имелась выступающая, нависаю­щая над стенами башни часть (облам), имевшая оборонительное назначение. Стенки облама поставлены на выпущенные наружу концы верхних бревен основного сруба так, что между стенками облама и стенами башни образовались щелеобразные «навес­ные» бойницы шириною до полуаршина. Через эти бойницы за­щитники острога могли поражать врага, подошедшего вплотную к стене: стрелять в него, лить кипяток, бросать камни и т. п.

Кроме того, конструкция Спасской башни включала в себя над-вратные выступы снаружи и изнутри острожной стены в виде кры­тых балконов, так называемые часовни «на свесе» (т. е. на весу). На Руси издавна существовала традиция над монастырскими и крепостными воротами помещать иконы. Существует множество тому примеров, начиная со Спасских ворот Московского Кремля. Была такая икона — образ Спаса Нерукотворного — и на Спас­ской проезжей башне Илимского острога, отчего и пошло ее на­звание. Однако помимо религиозного назначения «часовни на свесе» имели, без сомнения, и оборонительное значение в слу­чае осады острога.

Спасская башня была покрыта шатровой крышей с устроенной на ней дозорной вышкой, предназначенной для наблюдения за приближающимся неприятелем. Дозорную вышку венчал сделан­ный из дерева двуглавый орел с распростертыми крыльями. Вы­сота Спасской башни, самой высокой из всех в Илимском остро­ге, составляла «до орла» 18 метров. Установленная снизу по течению Илима (с запада от острога), Спасская башня служила главными, парадными, воротами со стороны Енисейска.

В 1703 году в Илимске стояло 103 жилых двора. Все протяже­ние береговой линии, занятое Илимским острогом вместе с дво­рами за пределами укрепления, составляло примерно две версты (24, с. 64). По результатам ревизии 1719-1722 годов в Илимске числился 401 житель мужского пола. Если к ним прибавить не учи­тывавшихся по переписи женщин, а также лиц духовного звания с их семьями и воеводскую семью, то население тогдашнего Илим-ска составляло порядка 1 000 человек. Илимский уезд состоял в то время из 14 волостей, в составе которых насчитывалось 272 селения, располагавшихся по Илиму, по Лене, от ее верховий до Киренского острога, и по среднему течению Ангары (25, с. 6).

К середине XVIII века Илимский острог вновь изрядно обвет­шал и снова требовал ремонта: «тычины от земли подгнили», «у семи [башен] крышек нет да одну башню Илимом рекою подмыло» (24, с. 48; 5, с. 99). В 1753-1755 годах при вое­воде Иване Попове была проведена перестройка Илимского острога, ока­завшаяся последней в истории Илимска. С того времени история острога заключалась в постепен­ном старении и разруше­нии острожных укрепле­ний.

ВXVIII веке закатилась звезда и самого Илимска. С начала этого столетия город уже практически не рос. Спад в его развитии был связан с падением значения Ленского во­лока, бывшего поначалу единственным путем из Енисейска далее на вос­ток, до «конца земли». В результате освоения южных частей Восточной Сибири административным центром образовавшейся провинции, а затем губернии стал Иркутск. Сообщение губернской «столицы» с Россией осуществлялось по устроенному к середине XVIII века вдоль реки Ангары Московскому тракту, а на Лену пошла дорога через Иркутск и Качуг (Якутский тракт).

В 1775 году воеводское правление из Илимска было переведе­но в Киренск, что привело к дальнейшему запустению Илимска. Находившийся там в ссылке А.Н. Радищев писал в 1794 году: «Во всем Илимске 45 домов, а тот, в котором я живу, 46-й и вместе с церковью и городской ратушей стоит посередине поселка. Дома расположены на месте старой крепости, или острога, от которого осталось только несколько башен, угрожающих падением. Кроме этих 45 домов, есть еще домов 15 пустых и необитаемых...» (16, с. 473). Совершенно потеряв былое путевое, военно-стратегическое и торговое значение, с 1810 года Илимск стано­вится заштатным городом Киренского уезда Иркутской губернии. К середине XIX века от укреплений бывшего Илимского остро­га остались только три проезжие башни, превратившиеся к тому времени в исторические реликвии. В связи с этим интерес к ним у людей просвещенных и образованных усилился. Были предпри­няты первые попытки сохранения башен, находившихся в бед­ственном положении. Так, увидевший их иркутский губернатор К.К. Венцель, совершавший объезд вверенной ему в управление территории, распорядился произвести хотя бы минимальный ремонт, чтобы не допустить дальнейшего разрушения «древних башен». 9 мая 1852 года илимский мещанский староста подал рапорт «об исполнении распоряжения Иркутского гражданского губернатора и произведенных работах по исправлению башен бывшего Илимского острога»: «Илимское мещанское общество озаботилось исправить из числа трех древних башен г. Илимска одну — а именно Спасскую — следующим образом: сняв орел, крышу и все ветхости заменяются новым устроением, а прочие две башни — Знаменская и Николаевская — остаются в прежнем безобразном виде и полуразрушенными. Общество же от исправ­ления их отказывается по случаю крайней бедности, и при мало­численности в городе Илимске жителей считают крайним обреме­нением и невозможностию...» (26, с. 93).

В конце 1860-х годов все три проезжие башни Илимского острога продолжали су­ществовать. При этом за два прошедших века со времени основания острога две из них изме­нили свои названия. Если первоначально они назы­вались Спасской, Богояв­ленской и Введенской, то теперь две последние по главным находившимся в них иконам назывались Знаменской («в часовне образ Знамения пресвя­тые Богородицы») и Ни­кольской («в ней образ Николая Чюдотворца, в окладе»).

Еще в 1868 году киренский окружной исправник С.В. Попов сообщал в Иркутский губернский статистический комитет: «В городе Илимске есть три   старинные   башни: Спасская, Никольская и Знаменская; все они деревянные, четырех­угольные и устроены в виде высоких огорожен­ных дворов с воротами на обе стороны. По на­стоящее время сохра­нилась хорошо только одна Спасская башня; она построена в три эта­жа, два широких и один самый верхний узкий, законченный остро­образно, на верху кото­рого прикреплен двугла­вый орел <...> при всех сохранившихся ныне башнях устроены были, как должно полагать, небольшие часовни по обеим сторонам башен­ных стен, имевшие вид балконов <...> В башне же Спасской во втором этаже нужно считать существование главной часовни, так как тут сохранилась и теперь большая доска, на которой была написана икона, но какая это была икона, за совершенным повреждением ее, определить нельзя; жители же, по преданию, объясняют, что она укреплена была посредине второго этажа; самый же верх­ний этаж, составляющий очень небольшое помещение, вероятно, служил сторожевым пунктом, откуда производились наблюдения за инородцами; а из первого этажа производилась стрельба по наступающим на укрепление. Только одна Спасская башня и со­хранила свой первоначальный вид, и то потому, что была поддер­живаема поправками, остальные же две совершенно разрушают­ся» (21, с. 120-121).

Однако уже в 1871 году побывавший в Илимске член Импера­торского Русского Географического общества П.А. Ровинский за­стал уцелевшими только две башни — Спасскую и Никольскую.

Ко второй половине XIX века история появления Илимского острога уже основательно забылась, из памяти народной выве­трилось и назначение отдельных частей башен. Поэтому в опи­саниях очевидцев употреблялись предположительные и вопросительные фразы, а по поводу назначения надвратных «пристроек» у проезжих башен возникла целая дискуссия. Один из авторов, священник, был уверен, что это — часовни, служившие для «удо­влетворения религиозных потребностей набожного русского на­селения Илимского острога»: «В них до сих пор сохраняются местночтимые иконы Спаса Нерукотворенного, св. Николая и др.; отчего и самые башни носят названия Спасской, Никольской и др. Жители г. Илимска и теперь усердно чествуют находящиеся в башнях иконы. При осмотре башен я имел приятный случай убе­диться в этом: пред иконою Николая чудотворца, находящеюся в Никольской башне, в простом, сделанном из дерева и неокра­шенном даже, подсвечнике стояло несколько обожженных свечек из белого воска; очевидно было, что горожане все еще не забы­вают подражать доброму примеру своих славных прадедов» (20, с. 73-74).

Другие же видели в этих «пристройках» «чисто крепостные сооружения», даже не допуская их первоначального назначения для обеих целей (21, с. 122, 123-124).

Из двух последних башен Илимского острога Никольская сгоре­ла до основания при пожаре в Илимске в 1905 году. С того времени от острога осталась лишь одна Спасская башня. В 1908 году из нее была убрана икона Спаса Нерукотворного, находившаяся в ча­совне с восточной, то есть с внутриострожной, стороны башни. Об этом сообщал в своей статье в «Иркутских епархиальных ведомо­стях» священник Н. Савватеев: «В 1908 году генерал-губернатор Селиванов, проездом чрез город Илимск, посетил башню и заме­тил на иконе непристойные надписи карандашом; вследствие этого велел икону снять с башни, опечатать и поставить на хранение. В настоящее время образ сей хранится в кладовой при здании быв­шей церковно-приходской школы» (18, с. 476).

С начала ХХ века судьбой находившихся в крайне запущен­ном состоянии памятников архитектуры в Илимске, в том числе и Спасской башни, озаботились члены иркутских научных об­ществ. До начала ХХ века не только не существовало их охра­ны, но и не ставился вопрос об их описании, фотографировании, элементарных обмерах и зарисовках. Побывавший в Илимске в 1914 году член ВСОИРГО и Иркутской ученой архивной комиссии М.П. Овчинников писал о Спасской башне: «Башня, стоящая по­средине улицы, ничем не огорожена и служит сортиром для обы­вателя <...> В 3-м этаже я заметил экскременты, бревна некото­рые сгнили, во 2 этаже имеется дерев[янная] рама, грубо резан­ная; в ней по объяснению городского старосты, в ведении которо­го находится и башня, была икона Спасителя, принесенная сюда первыми казаками, в этом году передана в церковь для хранения, но и в церкви эта икона небезопасна от порчи. Башню ремонти­ровать еще вполне можно, но дело без указания архитектора не обойдется» (10, с. 349).

На заседании Иркутской ученой архивной комиссии 15 марта 1914 года обсуждался вопрос о необходимости безотлагательно­го ремонта четырех древних храмов Илимска и острожной Спас­ской башни. Ремонтировать их предлагалось «очень осторожно», предварительно не только сфотографировав, но и детально за­рисовав сооружения во всех деталях. По поводу Спасской башни приглашенными специалистами (архитектор и инженер) было вы­сказано мнение, что «при современных усовершенствованиях в области строительного искусства» ее не придется разбирать до основания, а будет возможно заменить лишь пришедшие в негод­ность части (15, с. 2).

Однако отсутствие средств не только на ремонт, но и на не­обходимый предварительный осмотр «техником-специалистом», а вскоре начавшиеся Первая мировая война и бурные революцион­ные события исключи­ли всякую возможность реставрации Спасской башни в то время.

В первые десятиле­тия советской власти числившиеся на госу­дарственном учете па­мятники архитектуры Илимска продолжали ветшать и беспрепят­ственно разрушаться. К концу 1940-х годов со­стояние Спасской баш­ни стало критическим. В результате обследо­вания «исторических зданий» в селе Илимск специальной комис­сией, действовавшей по указанию Нижне-Илимского райсовета депутатов трудящихся, 15   апреля   1948   года был составлен акт, в котором говорилось: «Башня, находящаяся в центре с. Илимск на ул. им. М. Горького (око­ло почты), с основными размерами — по длине 7,5 м, шириной 6,7 м, высотой 7,0 м, рублена из бревен д[иаметром] 25 см, значительно раз­рушена. Стены башни подвержены гнили. Из 2-х перекрытий верхнее обрушилось, также об­рушились совершенно потолок, крыша башни и лестницы, ведущие на верх башни.

Надстройки в виде выступающих балко­нов на 2-м ярусе баш­ни сгнили, одна из них обвалилась. Балки в местах соединений пришли в полную вет­хость. Архитектурные и мелкие элементы баш­ни (кроме венчавшего башню деревянного двуглавого орла. — Ю. Л.) не сохранились. При неблагоприятных условиях (сотрясениях, сильном ветре и пр.) не исключен обвал нижнего оставшегося перекрытия» (3, с. 2).

После проведенного обследования собрание партактива Илимска, на котором присутствовал представитель отдела ис­кусств Иркутского облисполкома В.Ф. Мигаев, вынесло решение о необходимости реставрации Спасской башни и просило Мигаева «возбудить ходатайство» перед облисполкомом об ассигновании средств на это (4).

В следующем, 1949, году в Илимске побывал хранитель Ир­кутского областного художественного музея Г.И. Дудин, ездивший туда с целью поиска икон из бывших илимских церквей. В своей докладной записке, адресованной директору музея А.Д. Фатьянову, он писал и о Спасской башне: «По приезде я осмотрел сторо­жевую башню XVII века. Крыша изгнила и рухнула на потолок, где и находятся жалкие остатки орла (зарисовал). Башня не обгоро­жена, в ней грязно, днем в ней стоит скот» (1, с. 4).

В адресованном местным властям письме Г.И. Дудин предла­гал «произвести ремонт башни <...> с заменой изгнивших частей в том же стиле; очистить от мусора и грязи и оградить» (2, с. 2). Крайне необходимый ремонт Илимской Спасской башни вскоре был осуществлен, но, к сожалению, подробностей этого сегодня не известно.

В начале 1960-х годов в Иркутской области начались работы по строительству Усть-Илимской ГЭС. В зону затопления ГЭС попадал и Илимск с его уникальными памятниками деревянной архитектуры XVII века. В связи с необходимостью их спасения и сохранения для будущих поколений на берегу Ангары в 47 ки­лометрах от Иркутска по Байкальскому тракту начал формиро­ваться музей под открытым небом под названием «Тальцы». В нем было решено разместить не только илимские памятники, но и лучшие образцы народного зодчества всего Приангарья. В 1969-1973 годах в музей перевезены первые объекты, среди которых была и Спасская башня Илимского острога, признан­ная к тому времени (постановлением Совета Министров РСФСР № 1327 от 30. 08. 1960 г.) памятником архитектуры государствен­ного значения. В течение нескольких лет она хранилась на терри­тории создающегося музея в разобранном виде в специальном сарае. В 1980 году завершилась первая очередь реставрацион­ных работ (трех усадеб деревни-малодворки), и музей «Тальцы» был открыт для посетителей. После этого, в 1982 году, присту­пили к восстановлению Спасской башни. Ее реставрация, про­водившаяся под руководством архитектора Г.Н. Оранской, была завершена в 1984 году. Началась новая жизнь древнего памят­ника. Обновленный шедевр стал украшением музея и остается таковым до сегодняшнего дня. В настоящее время Спасская про­езжая башня Илимского острога — самая старая постройка на территории музея «Тальцы», это одна из немногих сохранивших­ся острожных башен в Сибири и единственная в России башня с часовнями «на свесе».

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Архив   Иркутского   областного   художественного   музея (ИОХМ). Инв. № 212 ПИ-35. Докладная записка Г.И. Дудина.
  2. Архив ИОХМ. Инв. № 212 ПИ-35. Письмо Г.И. Дудина пред­седателю Илимского сельсовета Н.-Илимского района т. Оглобли-ну Андрею Васильевичу, секретарю Илимской парторганизации т.   Барабанщикову Александру  Степановичу  и  представителю Н.-Илимского райисполкома т. Юмошеву Петру Степановичу.
  3. Архив ИОХМ. Инв. № 248 ПИ-40. Акт обследования истори­ческих зданий в с. Илимске Н.-Илимского района Иркутской об­ласти. 15 апр. 1948 г.
  4. Архив ИОХМ. Инв. № 248 ПИ-40. Выписка из протокола от 26/VIII-1948 г. общего собрания партактива с. Илимск.
  5. Арембовский И.В. Из истории изучения Восточной Сибири: (Материалы об историке Г.Ф. Миллере) // Известия Иркутского го­сударственного научного музея. Иркутск, 1937. Т. 2 (57).
  6. Зиннер Э.П. Сибирь в известиях западноевропейских путе­шественников и ученыхXVIII века. Иркутск, 1968.
  7. Крадин Н.Н. Русское деревянное оборонное зодчество. М., 1988. 192 с.
  8. Миллер Г.Ф. История Сибири. М., 2005. Т. 3.
  9. Нефедьева   А.К.   Памятники   Илимска   в   Архитектурно-этнографическом  музее  «Тальцы» // Земля  Иркутская.  2006. № 2 (30).
  10. Овчинников М.П. Отчет о командировке в гор. Киренск для осмотра архивов // Труды Иркутской ученой архивной комиссии. Иркутск, 1916. Вып. 3.
  11. Описание Иркутского наместничества 1792 г. Новосибирск, 1988.
  12. Ополовников А.В., Ополовникова Е.А. Земля Иркутская, деревянная... М., 2004.
  13. Полунина Н.М. Живая старина Приангарья. М., 1990.
  14. Пономарев Н.А. Поездка Преосвященного епископа Евге­ния в Киренский уезд в июне-июле месяцах 1913 г. Иркутск, 2007.
  15. Протоколы //Труды Иркутской ученой архивной комиссии. Иркутск, 1916. Вып. 3.
  16. Радищев А.Н. Записки путешествия в Сибирь//Полн. собр. соч. М.; Л., 1952. Т. 3.
  17. Ровинский П.А. Между Ангарой и Леной // Известия СОИРГО [Иркутск]. 1872. Т. 2, №4.
  18. Савватеев Н. Описание древних храмов, церковной утва­ри и башни, находящихся в заштатном городе Илимске Кирен-ского уезда Иркутской губернии и его окрестностях // Иркутские епархиальные ведомости. 1915. 1  июля (№ 13). Прибавления, с. 472-477.
  19. Серебренников И.И. Памятники старинного деревянного зодчества в Иркутской губернии. Иркутск, 1915.
  20. Сизой М. Заштатный город Илимск, его древние памятники и некоторые черты из его прежней церковной жизни, достойные примечания: (историко-археологический очерк) // Иркутские епар­хиальные ведомости. 1883. 22 янв. (№ 4). Прибавления, с. 47-59; 29 янв. (№ 5). Прибавления, с. 63-75.
  21. Султанов Н.В. Остатки Якутского острога и некоторые дру­гие памятники деревянного зодчества в Сибири // Известия Импе­раторской Археологической комиссии. СПб., 1907. Вып. 24.
  22. Титов А. Сибирь в XVII веке: Сборник старинных русских статей о Сибири и принадлежащих к ней землях. М., 1890.
  23. Чертежная книга Сибири, составленная тобольским сыном боярским Семеном Ремезовым в 1701 году. СПб., 1882.
  24. Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Т. 1: Пашня Илимского воеводства XVII и начала XVIII века. 2-е изд. Иркутск, 2001.
  25. Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Т. 2: Илимский край во II-IV четвертях XVIII века. 2-е изд. Иркутск, 2001.
  26. Шободоев Е. Первый опыт охраны памятников сибирской истории // Земля Иркутская. 2006. № 3 (31).

Юрий Петрович Лыхин,
кандидат
исторических наук,
ученый
секретарь
Архитектурно
-этнографического
музея
«Тальцы»,
г
. Иркутск

Прибайкалье : Участники
Cписок организаций-участников ...



Иркутские организации:









 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2017  All rights reserved