Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Телефония для Вашего бизнеса. Подключение телефона в офис, организация междугородной и международной связи, комплексная телефонизация филиальной сети.
Вход

Новости, статьи

Россия и Китай. Сотрудничество конструктивно?

Перед началом государственного визита президента России в Китай мы обратились с таким вопросом к ведущему российскому специалисту по отношениям между нашими странами академику М.Л. Титаренко

Академик Титаренко на открытии Российского центра культуры, открытого в Пекине в ходе госвизита президента Медведева в КНР (фотография добавлена после визита)

 

  Титаренко М.Л., академик, Институт Дальнего Востока РАН, Москва

 О переводе российско-китайского межрегионального сотрудничества к новым инновационным формам

 Регион Северо-Восточной Азии (СВА) традиционно занимает важное  место во внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии России и Китая. Это объясняется не только  естественными географическими причинами. На долю СВА приходится значительная часть экономического роста Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). АТР, в свою очередь, в мире справедливо называют «локомотивом» развития глобальной экономики последних лет.

Северо-Восточная Азия не является однородным экономическим или политическим субрегионом. Это сложное экономико-политическое образование. С одной стороны, здесь имеет место почва для серьезного пересечения, столкновения экономических, политических, идеологических, культурных, конфессиональных, военных, демографических и других интересов различных стран, включая крупные державы. С другой – в СВА высок потенциал интеграционных процессов. Страны СВА – активные участники диалогов в рамках АТЭС, структур АСЕАН, Восточно-азиатского саммита. Не случайно, обсуждение перспектив интеграции государств Северо-Восточной Азии в последнее время приобретает практическое наполнение. Об этом, в частности, свидетельствуют все более частые дискуссии, которые в последнее время ведутся в России, Китае, Японии и Южной Корее. Тематика таких дискуссий - подготовка и  реализация крупномасштабных проектов строительства нефте- и газопроводов из Восточной Сибири в КНР и к тихоокеанскому побережью, соединение Транссибирской магистрали с железными дорогами Корейского полуострова и Хоккайдо, формирование общеазиатских энергетических сетей - говорят о высокой заинтересованности политических и деловых кругов стран Северо-Восточной Азии в развитии многосторонней интеграции.

Значение России для Восточной Азии, в большей степени, обусловлено ее огромным ресурсным потенциалом. Этот потенциал способен стать не только генератором экономического продвижения РФ в СВА и АТР, но и мощным внутренним катализатором  развития сибирских и дальневосточных районов России. 

Сегодняшнее развитие глобализации в мире показывает, что с конца XX века для России восточный, точнее - дальневосточный, азимут внешней политики на перспективу становится не менее важным, чем евро-атлантический. Отрадно, что осознание этого факта все более четко отражается в политике российского руководства. Об этом, в частности, свидетельствуют выводы, сформулированные Президентом Д.А.Медведевым в ходе его поездок на Дальний Восток в мае 2009 г. и в июле 2010 г.. Была подчеркнута взаимосвязь проблем подъема восточных регионов РФ и интеграции России  в экономическое пространство АТР, а , говоря о «конкретных приоритетах» взаимодействия, Д.А.Медведев прямо подчеркнул, что «один из наших наиболее серьёзных и экономически перспективных партнёров – это, конечно, Китай».[1]

Почти два десятилетия российско-китайского торгово-экономического сотрудничества – это годы их неуклонного развития. В 2008 г. объем двустороннего товарооборота достиг рекордного уровня (порядка 56 млрд. долл.). Цифры нынешнего года позволяют надеяться, что по его итогам будут в основном преодолены последствия спада, вызванного мировым экономическим кризисом.

Однако, для дальнейшего продвижения вперед в интересах взаимовыгодного развития, сегодня уместнее всего говорить не столько о достижениях, сколько об имеющихся проблемах. К сожалению, следует отметить, что все эти годы экономическое сотрудничество двух стран «сводилось» главным образом к обыкновенным товарообменным операциям. Иными словами, сколько-нибудь серьёзное промышленно-кооперационное, инвестиционное, а тем более высоко-технологичное и наукоёмкое сотрудничество не выходило за пределы намерений и деклараций. Но ведь именно сегодня - в новых и очень непростых экономических условиях мирового кризиса, в контексте поставленных руководством двух стран внутренних задач по модернизации и инновационному развитию – все более актуальным становится вопрос о  необходимости вывода экономических связей двух стран на новый качественный уровень. Сама жизнь требует новых подходов. Именно поэтому злободневной сегодня является совместная проработка современных форм взаимовыгодного экономического сотрудничества, поиск моделей совместного содействия  инновационному развитию экономик РФ и КНР.

Необходимо переосмыслить в инновационном духе тезис  о «взаимодополняемости российской и китайской экономики». С начала 1990-х гг. российская машинотехническая продукция с высокой добавленной стоимостью обменивалась на китайскую продукцию текстильной, швейной, обувной, пищевой промышленности и сельского хозяйства. В связи с быстрым подъемом экономики Китая ситуация резко меняется. Ныне российский экспорт ограничивается практически исключительно непереработанным сырьем, либо полуфабрикатами с низкой степенью переработки. В данной ситуации для сохранения взаимовыгодного характера связей требуется определенная корректировка понятий взаимодополняемости, поскольку ныне сотрудничество порой становится выгодным прежде всего лишь для стороны-импортёра.

Исходя из вышесказанного, следует отметить, что подобное инерционное развитие торгового  обмена исчерпало свой потенциал. С точки зрения объективных потребностей стратегии развития дальневосточных регионов РФ такая форма экономических обменов не способна реально содействовать решению накопившихся здесь проблем. Причины такой ситуации носят, прежде всего,  внутрироссийский характер. Речь идет об обострении социальной напряженности на Дальнем Востоке, о росте  официальной и скрытой безработицы, о закрытии в результате кризиса многих предприятий, о вызванном этим активном оттоке населения в другие регионы страны и за рубеж.  К этому можно добавить и сильное обострение экологической обстановки. Имеет место  беспрецедентная  и неконтролируемая вырубка леса,  вследствие чего происходит заболачивание и опустынивание приграничных регионов. Проблемы создаются и бесконтрольным сбросом неочищенных  сточных вод в приграничные реки по причине практически полного отсутствия очистных сооружений на предприятиях. Для исправления ситуации  в ближайшие годы необходимо объединить усилия учёных, чиновников, бизнесменов не только РФ и КНР, но и других стран СВА.

Для перехода региона от простого товарообмена к реально новой , диверсифицированной инновационной экономической модели хозяйствования есть все объективные возможности  - богатые недра, земельные, водные и интеллектуальные ресурсы российских восточных регионов, но главное желание стран региона, что позволит на качественно новой основе развивать экономическое двустороннее и многостороннее сотрудничество.

Направления сотрудничества

Что касается многосторонних форм сотрудничества, то, говоря о  направлениях  и конкретных проектах между РФ и странами СВА, в том числе с КНР, отдельного внимания заслуживает сфера энергетики.     Одной из основных проблем экономического развития стран СВА является проблема обеспечения их растущего экономического потенциала энергоносителями – нефть, газ, уголь, электроэнергия. Известно, что Россия обладает значительными запасами  энергоносителей. По оценкам Института нефти и газа СО РАН, после удовлетворения внутренних потребностей страны из Западной и Восточной Сибири, Республики Саха и Сахалина в 2015-2020 гг. можно будет экспортировать в страны АТР 70-85 млн.т нефти и 100-140 млрд.куб.м газа в год.

В общем плане обострение вопросов энергетической безопасности и дефицита энергоресурсов сегодня связаны с рядом как экономических (финансовый кризис), так и политических причин (нестабильность на Ближним Востоке). В этих условиях у стран СВА возникает необходимость диверсификации источников поставок энергоносителей из других стран, не затронутых экономическими и политическими катаклизмами, но располагающими избыточными запасами углеводородного сырья.  В этой ситуации для стран региона наиболее перспективным поставщиком энергоносителей выглядит Россия.       

В этой обстановке российским руководством было принято, на наш взгляд, абсолютно правильные решения о диверсификации трубопроводных маршрутов и развитии восточного направления энергетического экспорта страны, в рамках которых основное значение придается реализации крупного инфраструктурного проекта нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО) от станции Тайшет  до бухты Козьмино общей протяженностью 4770 км. В случае успешной реализации проекта ВСТО в деле развития масштабного сотрудничества России со странами СВА открываются новые серьезные возможности.

         Не менее перспективна транспортная сфера. Важной отраслью совместных многосторонних усилий должна стать разработка и реализация строительства трансазиатского транспортного коридора «Европа-Азия» между портами на восточном побережье КНР, в РК, на российском Дальнем Востоке и портами в Прибалтике, Польше, Нидерландах и Великобритании.

         Китайскую сторону также интересуют и более короткие транспортные маршруты.  В настоящее время вся внешняя торговля Северо-Востока Китая осуществляется через порт Далянь (пров.Ляонин). Как известно, обширные территории Северо-Востока Китая – провинции Хэйлунцзян и Цзилинь и Автономный район Внутренняя Монголия не имеют прямого выхода к морю. В этой ситуации удаленность промышленно развитых центров региона ведет к перегруженности как железной дороги Харбин-Далянь и автомобильной трассы на этом направлении, так и порта Далянь. В условиях ограниченного количества железнодорожных погранпереходов и отсутствия мостов через пограничные реки Амур, Аргунь и Уссури многие китайские компании с Северо-Востока пытаются выходить к морю через другие приморские порты (Тяньцзинь, Циньхуандао, Циндао), либо ищут новые варианты транспортировки грузов.

      В этих условиях российские  Транссиб, а также БАМ (Сковородино-Тында-Ванино) может дать выход грузам с Северо-Востока КНР к морскому побережью, где у России уже имеются крупные транспортные узлы, сопряженные с морскими портами – Ванино, Находка, порт Восточный (Находка), Владивосток, Посьет, Зарубино. Российские транспортные коридоры способны, таким образом, стать серьезным подспорьем развитию экономики Северо-Восточных провинций КНР, перед которыми стоит задача  догнать по темпам экономического развития не только приморские провинции.        При этом очевидно, что без дальнейшего расширения пропускной способности транспортных магистралей на российско-китайской границе вряд ли удастся значительно увеличить объем торгово-экономических отношений между странами.

        Отдельного разговора заслуживает сфера лесного хозяйства.  Поскольку в последнее десятилетие огромные объёмы необработанного кругляка экспортировались в КНР, и, признаем, с точки зрения интересов РФ такая ситуация не является оптимальной. Для того, чтобы обеспечить сбалансированные интересы сторон, российская сторона, как известно, в последнее время проводит (Постановление Правительства РФ № 75 от 05.02.07 ) повышение экспортных пошлин на круглый лес - хвойные породы, березу и осину (кроме балансовой древесины), а также ценные и твердолиственные породы. Кроме того, российские эксперты предлагают ввести сертифицирование древесины. Основная и, надо думать весьма понятная и оправданная  мысль российской стороны – это  сохранить естественные  лесные  угодья Востока России и параллельно дать стимул для развития глубокой переработки древесины на территории РФ. Именно сфера глубокой переработки древесины могла бы стать основополагающей отраслью сотрудничества между российскими дальневосточными регионами и их зарубежными соседями, прежде всего в КНР.     Для того, чтобы эти предприятия отвечали самым современным стандартам, необходимо, чтобы они оснащались наиболее передовым оборудованием. При этом важно создать конкурентную среду. В этих целях была бы целесообразной система тендеров с участием крупнейших производителей подобного оборудования. (Будем при этом иметь в виду, что и в РФ и в КНР на данном этапе соответствующее оборудование мирового уровня отсутствует).

Только при подобной схеме и при введении вышеуказанных сертификационных и таможенных мероприятий мы можно спасти лесное богатство России – уникальные таежные леса Дальнего Востока, которые, не будем забывать, являются живым источником кислорода для всей СВА.

 

Двустороннее российско-китайское сотрудничество

        В части непосредственно двустороннего взаимодействия с КНР перспективными представляются следующие направления.

- Создание «экологически чистых» продовольственных баз на Дальнем Востоке - растениеводческой и животноводческой. Цель -  обеспечить местного населения собственными продуктами питания. Возможно привлекать долевой китайский капитал под покупку самой современной техники в европейских странах, США и Канады. Разделение выращенного продукта может происходить на долевой основе.

Следующей отраслью, которая, как считают российские эксперты,  может создать на Дальнем Востоке большое количество рабочих мест и привлечь китайские инвестиции является развитие марикультуры

Особенно перспективно развитие марикультуры и искусственного воспроизводства в Сахалинской области, Хабаровском и Приморском краях и на Камчатке. По этому вопросу в Институт биологии моря им. А.В. Жирмунского ДВО РАН разрабатываются долгосрочные проекты развития прибрежной зоны – по созданию морских биотехнопарков и заводов для культивирования промысловых беспозвоночных, в первую очередь трепанга. В последние годы китайская сторона стала проявлять большой интерес к сотрудничеству в этой области, как научному, так и технологическому. Следует отметить, что КНР по выращиванию марикультур уже более десятилетия лидирует в мире. В Китае производиться более 60% всей мировой аквакультуры. Но при очевидных успехах в  КНР, как свидетельствуют специалисты, по естественным причинам  практически исчерпаны возможности по дальнейшему расширению этой отрасли. К тому же необходимо отметить, что степень загрязнения китайских прибрежных вод во многом выше, чем российских.  Перспективы и взаимные выгоды сотрудничества здесь потенциально весьма велики. Россия, благодаря своим высокопродуктивным и чистым прибрежным водам дальневосточных морей Россия может обеспечить  высокие потребительские качества (а значит и конкурентоспособность)  выращиваемых гидробионтов. Китайская сторона обладает серьезным опытом работы в этой сфере, большими инвестиционными возможностями. Не будем забывать и об огромном внутреннем китайском рынке, где могла бы быть востребована совместная продукция.

Взаимодействие в данной отрасли может создать не только новую инвестиционно-кооперационную модель сотрудничества, но и стать базисом для зарождения научно-технических парков и зон развития новых и высоких технологий и технико-экономического сотрудничества в российских городах Дальнего Востока. К основным направлениям специализации таких парков и зон могли бы относиться биология, химия, фармакология, создание нанокомпозитных и иных новых материалов и другие современные отрасли науки и производства.

Другая важная сфера - возрождение зверохозяйств (клеточных) по разведению пушных зверей.

Производство и реализация изделий из пушнины – весьма прибыльная отрасль экономики, где рентабельность (в зависимости от вида меха) составляет от 20 до 70 %.  К началу 1990 гг.  доля России на мировом рынке меха и пушнины составляла 30-35%, причем четвертая часть зверохозяйств страны находилась как раз на Дальнем Востоке. Ныне, к сожалению, ситуация изменилась не в лучшую сторону: производство собственного меха в стране значительно сократилось и, как следствие,  на порядок (до 3-4%) упала доля РФ на мировом пушном рынке.

Все это происходит на фоне того, что потребление меховых изделий в РФ традиционно велико: трое из четверых россиян зимой носят меховые изделия, причем общий стоимостной этих изделий ежегодно составляет около 3,5 миллиарда долларов. 

Парадокс положения заключается в том, что в стране с богатыми собственными меховыми традициями внутренний потребитель на 80-85 % обеспечивается сегодня за счет производителя из-за рубежа.  Не случайно, Россия из одного из главных меховых поставщиков, превратилась в мирового лидера по импорту меха и меховых изделий (до 80 % мирового импорта).

Последнее десятилетие пушное звероводство получило широкое развитие в ряде провинций КНР. Но отрасль сталкивается с трудностями, главная из которых – качество меха. Выращенный в не самых оптимальных географических широтах, этот мех не всегда отвечает основному требованию – сохранению тепла.

Все это создает почву для взаимовыгодной кооперации, на основе которой необходимый импульс производство пушнины и изделий из нее получило бы в обеих странах. На российском Дальнем Востоке и Сибири, а также в китайском Дунбэе,  есть все предпосылки для развития этой отрасли хозяйства: климат, корм. Причем как раз обеспечение кормами могло бы быть эффективно обеспечено при комплексном развитии сотрудничества во всех упомянутых сферах (сельское хозяйство, марикультура, пушное производство). Не будем забывать и о том, что звероводство – это не только ценный мех, но и в ряде случаев производство диетических мясопродуктов, жиров, важных компонентов для парфюмерии и т.д.

Перспективно развитие сотрудничества в фармацевтической сфере. В настоящее время российская фармацевтическая промышленность использует около 8 тысяч условных тонн субстанций в год, из которых лишь около 1,7—1,9 тысяч производят российские предприятия. Образующийся дефицит закрывается импортом, в основном (около 70 %) из Китая и Индии.

В этом контексте понятно, что для  РФ углубление и диверсификация взаимодействия с этими странами является естественным направлением развития данной отрасли. При этом, согласно мнению ряда российских экспертов, с учетом уже имеющихся на Дальнем Востоке РФ фармацевтических предприятий, здесь целесообразно создать мощный профильный центр, где не только использовался бы опыт партнеров, но и в целом была бы велика доля интеграционного и кооперационного компонента в самых разных его проявлениях.

 В частности, речь идет о кооперации в такой сфере, как создание  из богатого природного сырья российского Дальнего Востока (морские и животные организмы, уникальные объекты флоры) в регионе промышленного производства биологически активных веществ и разработку новых способов получения лекарственных и профилактических препаратов.

Говоря расширительно, эффективные действия по схеме «выгодные для китайской стороны инвестирование ее средств – развитие хозяйственной инфраструктуры российского Дальнего Востока», другие виды углубленной кооперации были бы возможны и взаимовыгодны в ряде других сфер. Речь идет о создании ресурсосберегающих технологий, о получении из отходов переработки океанического, растительного и животного сырья таких биологически активных веществ, которые применимы не только в фармацевтике, но и в легкой, пищевой, других отраслях промышленности. Серьезные  исследования на этот счет выполняются в научных подразделениях Дальневосточного отделения РАН.

 *  *   *

На основе изложенного уместны следующие выводы.

-Сотрудничество с КНР должно основываться на взаимовыгодных условиях. Все проекты по взаимодействию стран должны быть хорошо просчитаны. Региону необходимо постепенно отходить от материально-сырьевой политики экспорта и все ресурсы бросить на подъём традиционного промышленного производства и улучшение социально-демографической ситуации в регионе. Россия и Китай смогут укрепить сотрудничество, если будут вместе стремиться найти такую схему развития своих отношений, при которой различные факторы будут усиливать друг друга и служить переходу экономик друг друга к инновационной модели.

- Необходимо принятие действенных мер в торговых отношениях  с Китаем с целью приближения их к общепринятым в мировой торговле нормам.  Эти нормы необходимы для  устранения таких проблем, как ограниченность российского экспорта сырьевыми ресурсами, неразвитость инфраструктуры взаиморасчетов, преобладание наличных платежей, нарушающих российское и китайское законодательство, низкое качество товаров, ненадежность партнерских взаимоотношений, информационного обеспечения, несовершенство страхового и арбитражного обслуживания. К числу негативных явлений следует отнести также  производство и реализацию в регионе контрафактных товаров, контрабанду, уклонение от уплаты налогов, браконьерство.

Важную регулирующую роль в повышении экономической эффективности и культуры торгово-экономических отношений играют государственные структуры и взаимодействие региональных правительств.

 

 


Титаренко М.Л., академик, Институт Дальнего Востока РАН,

Москва,

 

 ЗНАЧЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С КНР В СВЕТЕ ЗАДАЧ РАЗВИТИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РФ И ИНТЕГРАЦИИ РОССИИ В ЭКНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО АТРФ                                

           На  фоне динамичного роста роли Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в мировой политике и экономике (свыше 50 % мирового ВВП и более 40 % мировой торговли), а также задач восстановления  глобальной роли России поистине стратегическое значение приобретают комплексный подъем и развитие экономики и социальной сферы восточных регионов России.  Наглядным тому свидетельством служат важные правительственные документы последнего времени. В их числе - Федеральная целевая программа «Экономического и социального развития Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 г.», а также Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 г., утвержденная правительством РФ в канун 2010 г. [1]  Серьезные выводы, связанные с развитием дальневосточных регионов, были сделаны в ходе проведенного с участием Президента РФ специального совещания по вопросам пограничного сотрудничества в мае 2009 г. в Хабаровске.[2] Новые акценты прозвучали здесь же в июле 2010 г. в выступлении Д.А. Медведева на совещании по социально экономическому развитию Дальнего Востока и сотрудничеству со странами АТР. Были акцентированы три ключевые задачи – выход на новый уровень экономического взаимодействия дальневосточных регионов РФ и всей России со странами АТР; упор на специализацию России в тех областях высоких технологий на рынках АТР, где РФ располагает сложившимися преимуществами (энергетика, авиастроение, космические услуги) и улучшение климата для иностранных инвестиций;  укрепление роли России в экономических и политических объединениях АТР. По существу,  вновь было подчеркнута органичная взаимосвязь, двуединый характер задач подъема восточных регионов РФ и интеграции России в экономическое пространство АТР. Как прямо отметил Д.А.Медведев, «большие возможности для развития  может дать укрепление связей на тихоокеанском направлении».[3]

Все это -  наглядное отражение той государственной  важности задачи подъема восточных регионов страны.

           Сотрудничество с КНР как неотъемлемый приоритет

        Как показывает анализ имеющихся возможностей и направлений решения этой проблемы важнейшим среди них является активное включение России в интеграционные процессы в АТР,  прежде на путях действенного сотрудничества с главным дальневосточными соседом -  КНР.  При этом самым насущным интересам РФ отвечает сценарий всестороннего взаимодействия, многостороннего соразвития с Китаем. Не случайно, на упомянутом совещании в мае 2009 г. Хабаровске Д.А. Медведев, говоря о «конкретных приоритетах» взаимодействия, прямо подчеркнул, что «один из наших наиболее серьёзных и экономически перспективных партнёров – это, конечно, Китай».[4]

        Перспективы российско-китайского взаимодействия в качестве ключевого рычага развития восточных регионов РФ имеют под собой объективную основу.         Дело не только в том, что между двумя странами сегодня сложился уникальный по интенсивности общий уровень отношений. Положение вещей ныне таково, что хозяйственная деятельность многих регионов Сибири и Дальнего Востока в заметной мере связана с  Китаем. На КНР приходится свыше 70% регионального товарооборота, причем в Забайкальском крае, Амурской области и Еврейской АО, эта цифра составляет от 93 до 97%. На этой базе, при условии  значительного инвестиционного наполнения, при  разумной диверсификации  товарных  и финансовых потоков, а также разработке и реализации крупных инфраструктурных проектов  были бы возможны существенные прорывы в двустороннем экономическом сотрудничестве, что стало бы мощным толчком к развитию восточных районов РФ.

       Ключевая роль в таком взаимодействии связана с перспективами  состыковки планов подъема Сибири и Дальнего Востока РФ с  планами развития  провинций Северо-Востока КНР, Внутренней Монголии и Синьцзяна. Как было подчеркнуто в Совместном российско-китайском заявлении по итогам визита в Москву Председателя КНР Ху Цзиньтао в июне 2009 г., «координация стратегий развития сопредельных регионов Китая и России способна дать немалую отдачу для ускорения экономического развития соседних территорий двух стран».[5]

      Как известно, в настоящее время подготовлена «Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-Востока Китайской Народной Республики (2009 - 2018 годы)», которая была одобрена Д.А.Медведевым и Ху Цзиньтао 23 сентября 2009 г.[6]      Тем самым   в деле межрегионального экономического взаимодействия сделан важный и перспективный шаг. Вместе с тем, очевидно, что принятая документальная база, по меньшей мере, в части, касающейся проектов на территории РФ, должна быть подвергнута дальнейшей проработке и совершенствованию. Речь идет, прежде всего,  о конкретных механизмах реализации, источниках и объемах инвестиций в рамках тех или иных проектов, о создании на российской территории высокотехнологичных производств (включая совместные) по выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью, о  согласовании других мер, конечной целью которых должно стать оптимальное сочетание взаимных интересов при наиболее полном обеспечения интересов российских предприятий, интересов развития дальневосточного экономического комплекса РФ в целом. Следует отметить, что тема совершенствования Программы предметно обсуждалась в июне 2010 г. на прошедшем в г. Хулунбуир (КНР) представительном китайско-российском научно-экспертном совещании. Специалисты двух стран пришли к консенсусу относительно важности конкретизации и «доводки» планов соразвития приграничных территорий, приняли решение рекомендовать государственным инстанциям решать этим вопросы в рамках специальной постоянно действующей комиссии на правительственном уровне.

            Основные направления межрегионального взаимодействия

    Как подчеркивается в Программе (раздел VI), стороны намерены уделять внимание ряду ключевых проектов сотрудничества. В этой связи представляется важным акцентировать внимание на наиболее перспективных  направлениях регионального взаимодействия.  Одним из них продолжают оставаться проекты создания и активного развития Особых экономических зон (ОСЗ). Причем, сохраняя высокий потенциал взаимовыгодного двустороннего сотрудничества, такие ОСЗ могли бы охватывать и более широкий круг участников. К числу наиболее многообещающих проектов относятся проект Особых экономических зон (ОЭЗ) на российско-китайской границе для объединения сопредельных районов двух стран территориально-экономические комплексы (Хэйхэ-Благовещенск, Суйфэньхэ-Гродеково, Маньчжурия-Забайкальск и др.),  проект “Кольцо Японского моря” (Россия, Япония, КНР, КНДР, Республика Корея) и ряд других. В случае реализации этих проектов можно было бы с помощью иностранных инвестиций провести реконструкцию предприятий и  транспортных артерий в Сибири и на Дальнем Востоке, привлечь дополнительную рабочую силу как из европейской части России, так и из соседних стран (Китай, КНДР, Вьетнам).    

             Перспективны также проекты создания зон развития новых и высоких технологий и технико-экономического сотрудничества в российских городах Дальнего Востока (Хабаровск, Владивосток, Благовещенск), а также на Северо-Востоке КНР (Харбин, Цзилинь). В контексте интересно предложение, прозвучавшее недавно (июнь 2010 г.) на российско-китайской научной конференции в г. Тяньцзине, о проекте создания международной зоны промышленного развития в расположенном неподалеку приморском районе Биньхай, где серьезное внимание предполагается уделить инновациям.

            Сходное практическое наполнение могли бы иметь и проекты создания зон приграничного торгово-экономического сотрудничества. Речь идет о строительстве российско-китайских торговых комплексов в районах Суйфэньхэ – Пограничный, Дуннин – Полтавка, Маньчжурия – Забайкальск. Реализация данных проектов, в числе прочего,  внесла бы свой вклад и в упорядочивание того   сложившегося в последние годы сегмента двусторонних торговых связей, который в КНР принято называть «народной торговлей».

               Говоря в целом, сопряжение программ развития смежных территорий двух стран было бы эффективным в первую очередь по следующим направлениям:

·         приобретение современной машиностроительной техники в КНР в целях развития собственного обрабатывающего производства;

·         масштабная закупка современных танкеров, рыболовецких и иных судов для обновления парка судов дальневосточного пароходства;

·         покупка современной сельскохозяйственной техники и изучения эффективных агрометодов на смежных китайских территориях;

·         долевое инвестирование российских и китайских бизнесменов (по 50%) в развитие глубокой переработки древесины на территории РФ;

·         привлечение китайских строительных организаций с целью строительства социальных и коммунальных объектов;

·         развитие приграничного экологического туризма;

·        совместная охрана приграничных рек от загрязнения;

·        реконструкция, расширение и изменение функций городов и населённых пунктов, прилегающих к приграничным переходам (создание совместных научно-производственных парков по внедрению новых и высоких технологий).

·         легитимное, взаимовыгодное и экономически целесообразное сотрудничество в сфере привлечения китайской рабочей силы (вызванный кризисом дефицит рабочих мест носит лимитированный по времени характер и не снижает актуальность данного вопроса  в принципе).

                                       Энергетическая сфера

        Особую роль в решении проблем подъема дальневосточных регионов РФ способно сыграть российско-китайское сотрудничество в энергетической сфере. Такое сотрудничество позволит преодолеть одностороннюю зависимость энергоэкспорта РФ от стран Запада. В этой связи успешная реализация проекта нефтепровода  ВСТО с ответвлением Сковородино – Дацин, целенаправленное продвижение двусторонних договоренностей последних лет о сооружении газопроводов в КНР из Западной и Восточной Сибири способны на путях диверсификации углеводородного экспорта не только укрепить энергобезопасность РФ, но и дать существенный импульс развитию транспортной, а также иной сопутствующей инфраструктуры в восточных регионах России, содействуя, таким образом, их общему подъему. В данной связи повышенного внимания требуют, в частности, проработка проектов газопроводов «Алтай»,  «Северный Сахалин – Приморье – Северо-Восток Китая», «Восточная Сибирь – Северо-Восток Китая»  (Ковыкта – Чаянда – Тында – Сковородино - Дацин), а также возможностей совместного ведения геологоразведки, добычи, переработки и сбыта нефти и газа -  как на территории России, так и Китая.

                                  Транспортная инфраструктура

      Другим важным направлением сотрудничества является область транспортной инфраструктуры, где Китай накопил значительный опыт. Значение транспортных коммуникаций для решения задачи состыковки развития Северо-Востока КНР и  российского Дальнего Востока ставят во главу угла проблему создания единых транспортных линий  через пункты пропуска на российско-китайской границе. Требуется модернизировать российские железные дороги, ведущие от Трансиба к российско-китайской границе (Карымская – Забайкальск и Белогорск – Благовещенск), построить мосты через реки Амур и Уссури (Благовещенск – Хэйхэ, Дуннин – Полтавка, Тунцзян – Нижнеленинское и др.). Назрела необходимость форсированной реконструкции и увеличения пропускной способности погранпереходов.  При этом общая модернизация приграничной транспортной инфраструктуры должна включать развитие не только автомобильных и  железнодорожных коридоров (в частности, по линии Суйфэньхэ-Гродеково-Уссурийск).  В повестке дня стоят также   вопросы повышения роли портов (по рекам Амур, Сунгари, Туманная) и  создания региональной сети воздушных перевозок между крупным региональными центрами двух стран.  

         Необходимость развития и модернизации не только приграничной, но и всей  комплексной транспортной инфраструктуры восточных регионов  имеет дополнительный аспект, который связан с необходимомтью реализации роли РФ как естественного трансконтинентального моста.  В этом контексте промедление в модернизации Транссиба, БАМа, дальневосточных портов РФ содержит очевидные потенциальные вызовы для России на фоне стремительного развития транспортной сети в КНР (Ляньюнган – Урумчи – Алашанькоу - Дружба), связывающей китайские порты на восточном побережье с Центральной Азией и далее с Европой.

     В этом смысле весьма актуальны задачи, затронутые, в том числе, и на упоминавшемся правительственном совещании в июле 2010 г. в Хабаровске -  по продвижению транспортного коридора «Китай-Евразия» через территорию России, по транспортному развитии зоны БАМа (  автодороги Чита-Хабаровск, «Байкал»), о Транскамчатском коридоре, о создании транспортно-промышленного узла на базе портов Ванино и Совгавань.

                            Лесное хозяйство, марекультура

    В ставшей традиционной для двустороннего регионального сотрудничества в сфере лесного хозяйства необходимо качественное совершенствование в виде глубокой переработки древесины именно на российской территории. Причем разрабатываемые в этой сфере проекты могли бы носить многосторонний характер – с подключением европейских партнеров: Финляндии, Швеции и др. Необходимо сотрудничество и в строительстве лесовозных дорог.

        Однако помимо этого нужен поиск новых направлений. Одно из них – представляющее интерес для Китая развитие марекультуры (китайские биоресурсы близки к исчерпанию). Для этого необходимо создание государственной структуры, которая не только препятствовала бы браконьерскому лову рыбы, но и занялась бы созданием базы для масштабного разведения различных биокультур. По мнению экспертов, переход от вылова к разведению биоресурсов создаст в одном Приморском крае 500 тыс. рабочих мест, а глубокая переработка потребует еще 200 тыс.

                      Инвестиционное  сотрудничество

Очевидно, что реализация упомянутых проектов во многом связана  с задачей налаживания и активизации инвестиционного сотрудничества, включая осуществление соответствующего межгосударственного Плана. Не случайно, этому направлению уделяется серьезное внимание как во время  встреч на высшем уровне, так и в ходе  специальных переговоров соответствующих ведомств двух стран по эффективной реализации  Плана китайско-российского инвестиционного сотрудничества. Китая, показавший успешный пример антикризисной политики (8.7 % роста ВВП в 2009 г.), за последнее время лишь нарастил свой инвестиционный потенциал. Золотовалютные резервы КНР в 2009 г. увеличились на 23% и составили к началу 2010 г. более 2,4 трлн. долл.[7]

  В этой связи возрастает значение работы по  созданию в РФ благоприятного инвестиционного климата (облегчение налоговой нагрузки на инвесторов, укрепление права собственности, устранение административных барьеров для иностранных инвестиций, дебюрократизация экономики и т.д.). Повышенная актуальность этой задачи, необходимость использования при этом «опыта соседей» подчеркивалась Президентом РФ на уже не раз упоминавшемся июльском совещании в Хабаровске. Практика показывает, что как раз в китайском опыте привлечения инвестиций есть немало поучительного. Речь, прежде всего, идет о проведении политики реальной открытости, которая не зашорена стереотипами фобий и  надуманных внешних угроз. В КНР уже не один год действует продуманный и четко регламентированный  на законодательном уровне инвестиционный режим, который, с одной стороны, за счет целой системы налоговых льгот стимулирует приток капиталов, создает для них систему гарантий, с другой -  защищает те реальные сферы, которые действительно могут быть связаны с интересами национальной безопасности.

  При этом взаимодействие с КНР следует строить так, чтобы не только привлекать китайский капитал в Россию, но и способствовать выходу российского бизнеса на китайский рынок. 

                         Императив государственного подхода

              Приоритетность развития сотрудничества с КНР не отменяет значения оптимальной  диверсификации торговых и внешнеэкономических связей с другими странами региона. Тем более, что в АТР в целом сегодня с точки зрения интересов РФ складывается достаточно благоприятный экономический и политический  климат. Перспективным выглядит, например, привлечение в сырьевые и добывающие отрасли инвестиционного и технологического потенциала Японии, Южной Кореи, Вьетнама, стран АСЕАН, Индии, которые перманентно нуждаются в сырье и в последнее время проявляет растущий интерес к участию в таких проектах.

    Реализуя стратегию «экономического выхода в АТР» в оправданной опоре на КНР, России необходимо тщательно использовать весь потенциал развития сотрудничества – от двустороннего до многостороннего, активно подключаться к перспективным интеграционным проектам, в частности, в рамках АТЭС, членом которого РФ, как известно, является с 1998 г. В этом контексте чрезвычайно важно воспользоваться возможностями, вытекающими из российского председательства в АТЭС в 2012 г., включая успешное проведение саммита этой структуры во Владивостоке

    Решение перечисленных масштабных задач невозможно без комплексного, опирающегося на стратегическое видение государственного подхода. Речь идет о необходимости выделения значительных средства как из государственного бюджета, так и за счет средств иностранных инвесторов путем создания с ними СП. Как свидетельствует опыт регионального строительства в Канаде, Японии, Австралии, Аргентине, возникает необходимость создания либо министерства по развитию Дальнего Востока, либо специализированной финансовой структуры, наподобие «политических банков» в КНР, которая будет уполномочена решать вопросы финансирования и исполнения  программ развития восточных регионов РФ, в том числе координируя действия государства и бизнеса.     

     Полноценное включение азиатской части России, и, прежде всего Дальнего Востока и Сибири в систему мирохозяйственных связей представляет собой основное условие нормального социально-экономического развития самого региона и государства в целом, устойчивого наращивания экономического потенциала и укрепления позиций России АТР и в мировой экономике. Развитие всестороннего регионального сотрудничества с КНР – это самый естественный и реальный для России путь в этом направлении. Дело за кропотливой и целенаправленной работой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                    

 

 

 


[1]Правительство РФ. Распоряжение от 28 декабря 2009 г. №2094-р. http://government.ru/ru/gov/results/9049/; Правительство РФ утвердило стратегию развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 г. - 21 января 2010 г. http://www.prime-tass.ru/news/0/%7B392262D9-DDF4-4800-BA82-C9DD8992F519%7D.uif

[2]См.: Стенографический отчёт о совещании «О приграничном сотрудничестве с Китаем и Монголией и задачах развития восточных регионов Российской Федерации». 21 мая 2009 года, 10:10 Хабаровск http://www.kremlin.ru/transcripts/4160

[3] См.Стенографический отчёт о совещании по социально-экономическому развитию Дальнего Востока и сотрудничеству со странами Азиатско-Тихоокеанского региона.Хабаровск, 2 июля 2010 г. http://www.kremlin.ru/transcripts/8234

[4] См.: Стенографический отчёт о совещании «О приграничном сотрудничестве с Китаем и Монголией и задачах развития восточных регионов Российской Федерации». 21 мая 2009 года, 10:10 Хабаровск http://www.kremlin.ru/transcripts/4160

[5] http://archive.kremlin.ru/text/docs/2009/06/218010.shtml

[6] Российско-китайские отношения неизменно носят характер стратегического партнёрства.23 сентября 2009 года, Нью-Йорк .http://www.kremlin.ru/news/5545

[7] http://russian.people.com.cn/31518/6871678.html

Экономика и управление
Cписок организаций-участников ...



Иркутские организации:









 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2017  All rights reserved