Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Телефония для Вашего бизнеса. Подключение телефона в офис, организация междугородной и международной связи, комплексная телефонизация филиальной сети.
Вход

Новости, статьи

Экс-премьер Монголии С.Баяр - о времени и о себе

Экс-премьер Монголии С.Баяр - яркий, незаурядный политик, и мы о нем еще не раз будем рассказывать. Его интервью газете "Ундэсний шуудан" будет интересно многим в Прибайкалье, да и в России в целом.

С.Баяр выступает на российско-монгольском деловом форуме в декабре 2007 года

С.Баяр на встрече в Иркутске. Январь 2008 г.

Еще четыре года назад у Баяра почти не было седины. Иркутск, Сибэкспоцентр.

С.Баяр в Иркутске на круглом столе по сельскому хозяйству

 Газета «Ундэсний шуудан» (№275   19.11.2009 г.)

С.Баяр: Главное для каждого здоровье, а остальное, как говорится, приложится…

 Корр.      Б.Ганчимэг    

           В этот раз в качестве гостя нашей рубрики «Поговорим» приглашен человек, который находится в центре внимания монгольской общественности. Нетрудно догадаться, кто он. Да, это 25-й Премьер-министр Монголии, председатель МНРП С.Баяр.

            - Разрешите начать нашу беседу с событий, разворачивающихся в Монголии сегодня. Недавно было инициировано повторное назначение министров Вашего кабинета. Как 25-й Премьер-министр Монголии и председатель МНРП, что Вы думаете по этому поводу?           - Если говорить начистоту, то я не очень хорошо понимаю то, зачем, объясняя это необходимостью правового регулирования, понадобилось повторно назначать министров, которые вполне добросовестно выполняют свои служебные обязанности. Я просто не понимаю, в чем заключается суть обсуждения и повторного назначения министров, которые осуществляют полномочия, на те же посты, если нет необходимости для их замены.

           - Видимо, таким образом, обеспечивается право нового премьер-министра на формирование обновленного кабинета Правительства…

          - Да, действительно, необходимо обеспечить это его право. С этим никто не спорит. Новый премьер-министр имеет право внести в ВГХ свое предложение о внесении изменений в состав и структуру Правительства, предварительно согласовав его с Президентом страны. Это является его особым полномочием, отраженным в Конституции. Но параллельно с этим существует и другая истина. Она заключается в том, что новый премьер-министр С.Батболд заявил, что он не намерен изменять структуру и состав Правительства кроме того, как заново назначить двух министров своего кабинета. Но ВГХ утверждает о необходимости обсуждения и повторного назначения каждого министра. Как мне кажется, Парламент, таким образом, вторгается в полномочия премьер-министра. Даже если это не так, все это пустая трата времени.

            - По всей видимости, существует опасение нарушения Конституции, если этого не сделать… 

           -  Наличие факта нарушения Конституции устанавливает Конституционный суд. Я верю в то, что в Конституционном суде преобладают здравомыслящие люди. В статье 40 Конституции говорится: «Срок полномочий Правительства составляет 4 года. Срок полномочий Правительства начинается после того, как ВГХ назначил Премьер-министра, и завершается после назначения Парламентом нового Премьер-министра». По-моему, пытаются разъяснять, разделив на 2 части эту целую статью Конституции.

            -  Значит, пытаются «играть» на второй части этой статьи, разделив ее на 2 части?

            -  По всей видимости, да. Вообще не должно быть попыток  разделения идеи, статей и положений Конституции. Срок полномочий Правительства, созданного после выборов ВГХ 2008 года, составляет 4 года, если оно не уходило в отставку. В статье 45 Конституции подробно говорится об этом: «Правительство уходит в отставку в полном составе, если в отставку одновременно уйдут премьер-министр или половина членов Правительства». А в нашем случае в отставку не уходили ни премьер-министр и ни Правительство.  Человек, который работал до этого премьер-министром, был освобожден c этого поста по состоянию здоровья, а не отправлен в отставку!. В месте него назначен новый глава Правительства. Сразу после своего назначения новый премьер-министр четко заявил, что не намерен изменять структуру и состав своего кабинета. К сожалению, совершается попытка превратить в неопределенность такой весьма ясный момент. Именно поэтому во время своего освобождения с поста  премьер-министра я заявил с трибуны ВГХ, что понятия об освобождении и отставке отличаются по правовому содержанию и по последствиям.

            - Значит, в Конституции четко не разграничены понятия об освобождении и отставке премьер-министра?

            -  Невозможно отразить в Конституцию регулирование всех вопросов и случаев социальной жизни. Конституция регулирует только основные вопросы. В данном случае, в Конституции отражено регулирование понятия об отставке. А понятия «Об освобождении по состоянию здоровья или в связи с кончиной» регулируются, так называемыми «органическими» законами. Разницу между понятиями об освобождении и отставке четко определил заслуженный юрист Монголии Б.Чимид (которого еще называют основоположником современной монгольской Конституции): «Понятия «отставка под давлением» и «об освобождение по собственному желанию» коренным образом отличаются друг от друга».

            -  Известно,  что Вы тоже участвовали в работе по разработке новой Конституции…

            -  В то время я, будучи по специальности юристом, выполнял лишь функции помощника. Во время своей учебы в МГУ я специализировался именно по конституционному праву. Государственную комиссию по разработке новой Конституции, принятой в 1992 г, возглавлял президент страны того времени П.Очирбат, а ежедневной  ее работой руководил Б.Чимид-гуай. Эта комиссия состояла из 5 рабочих групп. Одной из них руководил я, как председатель постоянного комитета Малого Хурала страны. Наша рабочая группа работала над Главой 3 Конституции, которая называется «Государственное устройство». Благодаря этому я имею возможность приводить аргументы и спорить по этому поводу. Но при этом я хорошо знаю, что не все сказанное мной является конечной истиной. Я не отрицаю того, что другой юрист может придерживаться иной позиции, чем я. В одном из своих интервью Б.Чимид-гуай цитировал следующее изречение древнеримского периода: «Два юриста придерживается трех различных позиций». Это очень емкое и своеобразное определение, в котором содержатся и хорошее и плохое качества юриста.

           -  В результате выборов ВГХ 2008 года МНРП набрала абсолютное большинство мест в Парламенте. Но Вы, учитывая непростую ситуацию того времени, создали коалиционное Правительство. Но как быть, если Демпартия вдруг откажется от сотрудничества в рамках Правительства, сказав: «Наша партия должна выполнять функции оппозиции, в противном случае нынешний бесконтрольный механизм «расшатает» Монгольское государство. В общем, мы пытались сотрудничать с МНРП, но из этого ничего не получилось ». Попадет ли МНРП в сложное положение, если ДП покажет займет такую позицию? Может быть, этот мой вопрос очень наивный, но, тем не менее…?

            -  С точки зрения политической вероятности такой «отказ» вполне может быть, но если исходить из реальных условий, то, надеюсь, что такое не произойдет. Также надеюсь, что, в конце концов, будет преобладать здравый смысл. Необходимо задаться вопросом - кто будет в выигрыше от отказа  от совместной работы и от низложения совместного Правительства? Всем известно, что попытки извне расшатать нашу политическую лодку предпринимаются постоянно. Но большинство из нас сегодня, наверное, поняли, что мы монголы, все находимся в одной большой лодке, по крайней мере - надеюсь на это. На этой «лодке» мы монголы, сможем доплыть до светлого будущего, до развития и прогресса, преодолевая различные преграды и сложности, приготовленные нам океаном под названием «жизнь», только вместе, в единстве. Если мы, монголы, выйдем в большое плавание каждый на  своей мелкой посудине, то, не сможем прийти к финишной прямой,. Мы выиграем, если будем вместе и едины. Другого выхода у нас просто нет. Особенность нынешнего периода, когда необходимо принять ответственное решение, заключается именно в этом. Другими словами, это не является случайным процессом, который объединил наивных воробьев в общую стаю, потому, что некто С.Баяр «заговорил о сотрудничестве» из-за безысходности после выборов или проявив грандиозный ум или тонкую хитрость.

            -  Разъясните, пожалуйста, поподробнее эту свою мысль?

         -  Меняется ситуация - и внешняя, и внутренняя. В начале нашей беседы Вы пафосно провозгласили меня 25-м Премьер-министром страны. Это действительно так. Но не знаю, была ли такая жесткая необходимость в объединении усилий и сотрудничестве, а также формировалось ли уникальная возможность получить большую выгоду для страны посредством этого сотрудничества, в период работы предыдущих 24-х премьер-министров, как в нынешний период. С начала нового столетия в Монголии работает 5-й по счету премьер-министр. Вышеупомянутая необходимость в сотрудничестве и уникальная возможность постепенно накапливались во время работы этих 5 премьер-министров, а в период работы С.Баяра и С.Батболда воплотились в реальность. Пересечение в одной точке служебных обязанностей и фортуны для государственного человека, по-моему, произошло по воле судьбы.

           -  Как я поняла, Вы хотите сказать, что судьба отнеслось по несколько иному к Вашим предшественникам Н.Энхбаяру, Ц.Элбэгдоржу, и М.Энхболду в отношении служебных обязанностей и фортуны, чем к Вам и С.Батболду?   

           -  Я имел в виду только необходимость в сотрудничестве и возможности. Во время работы Н.Энхбаяра премьер-министром не было реальной необходимости и возможности для сотрудничества основных политических сил страны и с точки зрение результатов выборов ВГХ 2000 года, и тенденций экономического развития и общественного мышления того времени. А после выборов ВГХ 2004 года ни одна из политических партий не получила абсолютного большинства мест в парламенте. Следовательно, появилась необходимость в сотрудничестве и с политической и с правовой точек зрения.  Политические партии пошли на это сотрудничество. То совместное правительство сначала возглавил Ц.Элбэгдорж. После того премьер-министром был назначен М.Энхболд, а затем я. С точки зрения правовой формы это правительство было коалиционным, а с точек зрения содержания, целей и мышления оно не смогло быть таковым. В качестве причин можно перечислять много факторов, например, политическая ситуация, мышление политиков, общественная тенденция и др. Во всяком случае, мы не использовали эту возможность объединить усилия для светлого будущего страны. Я не намерен винить в этом кого-нибудь. Скажу только то, что общая ситуация у нас была такая.

             -  Действительно ли неиспользование этой возможности зависело только от ситуации? Не влияет ли на это позиция, личный характер, усилия и стремления частного лица?

            - Позиция и усилия частного лица здесь играют самую незначительную роль. Если условия не созданы, то ничего не получится, несмотря на неимоверные  старания и усилия частного лица. Например, премьер-министр М.Энхболд весной 2007 года впервые внес в ВГХ проект Инвестиционного договора по Оюутолгой, но ему не удалось добиться того, чтобы парламент принял его. Рассмотрение этого проекта зашло в тупик из-за примитивной логики политической конкуренции. Другими словами, узкие политические интересы превалировали над национальными интересами. Я не хочу обвинить в этом  только демпартию или другую политическую партию, которая предоставляла оппозицию. Не могу отрицать и того, что и МНРП препятствовала решению определенных вопросов, исходя из своих узких политических интересов, когда была в оппозиции. Крупные вопросы, связанные с развитием страны, не были решены в то время потому, что этому препятствовала устоявшаяся практика борьбы между политическими партиями и ограниченное мышление. Предварительная подготовка к разработке проекта Инвестиционного договора по Оюутолгой была начата при премьер-министре  Н.Энхбаяре, продолжена при премьер-министре Ц.Элбэгдорже. Этот проект был завершен и внесен в ВГХ при премьер-министре М.Энхболде, а при мне рассмотрение данного проекта было загнано в тупик. Поэтому я, как председатель победившей на выборах партии, твердо решил для себя, что необходимо создать коалиционное Правительство вопреки устоявшейся логике политической конкуренции и следуя неизбежной необходимости социального развития, несмотря на то, что МНРП получила поддержку большинства избирателей по результатом выборов 2008 года, и могла бы создать однопартийное правительство.

           -  Наверное, Вам было нелегко озвучивать предложение о создании коалиционного Правительства совместно с проигравшей на выборах партией, хотя ваша партия, МНРП, победила на них? Не думали ли Вы, что это Ваше «нестандартное» предложение покажется унижением для тысячи и тысяч рядовых членов вашей партии, которые проявили немало усилии для победы МНРП на выборах?

             -  Это закономерный вопрос. Постараюсь ответить на него кратко.  Во-первых, конечной целью нашей партии является принятие всех необходимых и возможных мер для развития Монголии вопреки даже своим узким интересам, а не в единоличном осуществлении власти, победив на выборах. Я нисколько не сомневаюсь в том, что тысячи членов  нашей партии разделяют эту мою позицию – позицию председателя партии. Во-вторых, мысль о необходимости единения во имя будущего, во имя большой цели возникла не только у одного С.Баяра, и не только прошлой осенью. Многие и ранее озвучивали мысль о том, что мы можем потерять великолепные возможности, которые открываются перед Монголией, если не объединим свои усилия, и не будем сотрудничать. Такое понятие уже давно сформировалось у политической, у бизнес-элиты монгольского общества. Надеюсь, что в настоящее время понимание о необходимости сотрудничества стало уверенностью для общественности Монголии.

            -  В настоящее время позиция общественности изменилась. Но, по слухам, Вы после прошлогодних выборов в очень жесткой форме навязали своим партийным товарищам свое решение о формировании совместного Правительства. Была ли у Вас уверенность в том, что это принуждение будет иметь успеха прошлой осенью?

              -  Я не принуждал своих партийных товарищей ни по каким вопросам. Я хорошо знаю - бесполезно принуждать их к чему-либо. Единственным моментом, который может дойти до наших партийных товарищей и повлиять на них, является только правда. Я просто откровенно и начистоту поделился с ними своими мыслями  по поводу создавшейся ситуации и выхода из нее. Но решение вопроса не далось так легко.  Я знал о том, что среди членов Руководящего совета партии и партконференции не так много людей, которые бы поддержали мое предложение о формировании коалиционного Правительства. Но, в итоге, мое предложение о формировании коалиционного Правительства поддержали 93,6% членов партконференции. Эта цифра навсегда останется в моей памяти.

           -  Вы, в основном, контактируете с руководящей верхушкой партии, хотя и являетесь ее главой. Но партия состоит из основной «черной» массы. По всей видимости, Вы получили поддержку от этой основной партийной массы, а партийная верхушка относится к вам, мягко говоря, не очень благосклонно. Если говорить начистоту - сегодня в государственном пространстве не хватает Вашего присутствия. Мы знаем, что есть люди, которые обижены на обе крупные партии. Некоторые члены ВГХ от Демпартии уже начали высказываться по этому поводу. Думаю, что и в вашей партии существуют люди, которые не поощряют, так называемый «совместный» статус.

           -  У нас у каждого в Монголии есть право или поддержать то или иное решение какого-либо вопроса, или выразить сомнение, или опротестовать. Это закономерно, так как наше общество является демократизирующимся обществом. МНРП - это партия, которая имеет демократический устав и правила. До принятия решения можно относиться к данному вопросу по-разному – можно поддерживать, сомневаться или протестовать. Но если решение принято, то каждый член партии должен его выполнять. Этот принцип является азбукой демократии. Мы следовали, и будем следовать по этому принципу. Как председатель партии, я должен контактировать с представителями всех уровней структуры партии. По-моему, основная задача председателя партии заключается в способности чувствовать и знать о том, что думает эта, как Вы, несколько пренебрежительно, выразились, «черная партийная масса». Именно эта масса является основным фактором, который определяет лицо любой партии. Если председатель партии не имеет поддержку основной партийной массы, то его работа не будет продвигаться вперед, как бы он не «окружал» себя различными группировками и фракциями и не работал вплотную с СМИ.

           -  Значит,  Ваша партийная масса поняла и поддержала Ваше предложение о формировании коалиционного Правительства?

            - Партийная масса не является монолитной, литой заготовкой. Внутри нее существуют различные мнения. Важно чувствовать, где «протекает» основное русло, и в каком месте это русло ответвляется. Вы спросили о коалиционном Правительстве. Вносил бы я такое рисковое предложение, если бы не чувствовал, твердо не чувствовал поддержку большей части партийной  общественности?  Предвыборной  марафон 2008 года, по-моему, длился слишком долго. В течение двух месяцев, которые длилась предвыборная компания, я побывал в каждом из 21-го аймака Монголии, и во время встреч  с гражданами-избирателями, выслушивая разнообразие их мнений и позиций без всяких «фильтров» я хотел не только услышать мнения людей и высказать напрямую то, что я думаю, но и почувствовать ответную реакцию.

            -  Я хотела спросить именно об этом, т.е., спрашивали ли Вы до выборов у избирателей о том,  как они отнесутся к созданию коалиционного Правительства? Допустим, что можно скорректировать то, как проголосуют члены партконференции, но, по-моему, невозможно скорректировать мнение партийной массы?

            -  Предвыборную встречу можно провести по-разному. Можно проводить ее по заранее подготовленному сценарию, собрав только членов своей партии, прочитать четким голосом речь, подготовленную партийным аппаратом, под бурные и продолжительные аплодисменты. Но в чем тогда будет заключаться значение такой встречи?  Во время моих встреч с избирателями во время вышеупомянутой двухмесячной предвыборной компании я старался обсудить с ними вопросы, относительно которых у меня были сомнения. Во время таких встреч затрагивались различные темы, но, в основном, затрагивалась вышеупомянутая жизненная необходимость в сотрудничестве и «золотая» возможность, открывшаяся  перед Монголией в связи перспективами горнорудного сектора, которую нельзя терять. Я открыто говорил избирателям, что коренные интересы Монголии требуют от нас объединении усилий и сотрудничества, и что у нас нет другого выхода.

            -  Как реагировали на это избиратели? Не привело ли их в изумление предложение о сотрудничестве между партиями, несмотря на то, что они конкурируют на выборах и независимо от, того каковы будут их результаты?

            -  Повторюсь – вряд ли я бы рискнул на объединение, если бы не чувствовал понимание и поддержку большинства избирателей!   

 Я НЕ СОГЛАСЕН С ТЕМ, ЧТО ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ДОГОВОР ПО ОЮУТОЛГОЙ ЯВЛЯЕТСЯ ГЛАВНЫМ ПОДВИГОМ КОАЛИЦИОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

            - Коалиционное Правительство совершило исторический подвиг - заключило Инвестиционный договор по Оюутолгой. Сейчас «поезд тронулся». Но не прекращается критика, связанная с этим договором. Например, два месяца назад я беседовала с экс-президентом страны Н.Энхбаяром. Он не очень лестно отзывался об этом договоре. Можете ли Вы смотреть в глаза своему народу без угрызения  совести за этот договор? Вы достаточно много раз высказывали свое слово по отношению к этому договору. Но читатели меня будут корить, если я не задам Вам повторно этот вопрос.

            -  Инвестиционный договор по Оюутолгой получился добротным договором. Согласно ему мы будем получать больше половины экономической выгоды этого месторождения, не потратив ни единого гроша. Думаю, что излишне перечислять  все моменты, которые напрямую или косвенно будут приносить нам выгоду, так как ранее об этом много говорилось. Самое главное заключается в том, что мы выиграли время! Я могу смотреть в будущее без всякого угрызения совести. Но, тем не менее, я не согласен с тем, что Инвестиционный договор по Оюутолгой является «главным подвигом» коалиционного Правительства.

            - В чем тогда заключается «главный подвиг» коалиционного Правительства, инициированного и созданного Вами?

            - По-моему, главным достижением и главным достижением коалиционного Правительства является то, что нам удалось объединиться и сотрудничать. Основным «подвигом» является то, что это наше сотрудничество принесло определенные результаты. Договор по Оюутолгой и антикризисные меры являются только последствиями или результатами этого совместного сотрудничества. Две основные политические партии сегодня впервые ведут деловое обсуждение в ВГХ по вопросам, которые нам необходимо решить в будущем, например - как улучшить качество системы социального попечения и как оптимально решить вопрос о «Дарах Родины и доли богатств» и т.д. Это очень емкие и нелегкие вопросы и, возможно, их обсуждение и решение не будут для нас легкими. Но, по-моему, ведение такового делового и продуктивного обсуждения само по себе  имеет ничуть не меньше значение, чем договор по Оюутолгой. Вспомним, что раньше делали две основные политические партии между выборами – они были в конфронтации, ставили палки в колеса друг другу.

            - Другими словами, старались поглубже выкопать, яму, куда должен упасть другой?..

            -  Да, они тратили, в основном, свое время на то, как заработать себе очки, используя ошибки другого. А сегодня партии начали совместно работать в направлении развития и созидания, и перестали ломать голову над тем, как бы «насолить» другому, даже если это причиняло бы вред общегосударственным интересам. По-моему, это является более существенным достижением и прогрессом, чем договор по Оюутолгой.

Я ГОТОВ К ПРОВЕРКЕ. МОЯ СОВЕСТЬ ЧИСТА.

            -  Заранее прошу извинения за то, что я могу задать вопрос, который не понравится Вам. Вы, конечно, можете не отвечать, но…. Но тогда эти слухи, по поводу которых я бы и хотела задать Вам вопрос, так и будут влиять на общественное мнение. В частности, существует подозрение в том, что Вы и некоторые члены рабочей группы по Оюутолгой получили взятки. Говорят, что Вы, к примеру, получили 10 млн. американских долларов и оставили пост премьер-министра, чтобы потратить их. Действительно ли имели место быть случаи коррупции, о которых говорят люди? Была ли у Вас возможность контролировать это?   

            -  В демократическом и в свободном обществе открыты все свободы, в том числе и свобода на подозрение. Общество имеет право подозревать, а лица находящиеся во власти, должны быть готовы к тому, что их могут подозревать во всех смертных грехах. И если такие подозрения возникли тогда, когда в решении вопроса совместно участвовали все партии, то нетрудно догадаться, каковыми были бы масштабы подозрений, если бы одна из партий в одиночку решила вопрос по Оюутолгой! Основным способом снять все подозрения  в нынешних условиях является открытое и равноправное участие двух основных политических сил в принятии решений. Сегодня можно как угодно оценивать МНРП и ДП. Но каждая из этих партий верит, что именно она является основным будущим и основной надеждой для Монголии, независимо от того, как каждую из них оценивают другие. Думаю, что такие партии, имеющие твердую веру в будущее, не пойдут на сговор и получение взяток, работая совместно над проектом «Оюутолгой». Отдельная личность или группа лиц могут попытаться совершить такой скверный поступок, но целая партия и ее руководство, думаю, никогда не пойдет на это. К тому же простые члены партии не пощадят свое руководство, пытающееся совершить такой беспринципный  поступок. Потому что бывают дела, которые никогда не устареют. Например, если в процессе заключения договора по Оюутолгой действительно был случай предоставления и получения взятки, то это рано или поздно обязательно всплывет наружу. Такое дело, если оно действительно имело место быть, не устареет никогда.

            -  Действительно ли – никогда?..

            -  Да. Договор по Оюутолгой не является таким вопросом, который можно спрятать в архиве. Этот договор, по всей видимости, будет неоднократно подниматься, и обсуждаться до полного своего осуществления. На этот вопрос можно посмотреть с другой стороны. Иностранные инвесторы, которые контактируют с нами, являются представителями правового и демократического мира. «Айвенхоу Майнз» и «Рио Тинто» являются компаниями, открытыми для общественности. Я видел их документы, где все расписывается детально. Следовательно, у них нет заинтересованности попасть невзначай за решетку, совершая попытку «отблагодарить» премьер-министра или какого-либо министра какой-либо страны. В завершении хочется отметить, что существует единственный надежный способ, с помощью которого можно выяснить все по поводу существующих подозрений – это провести соответствующую проверку согласно закону. Я готов к такой проверке, потому что моя совесть чиста. Не сомневаюсь в том, что другие мои товарищи придерживаются такой же позиции.

            -  Хочется задать вопрос о программе «Целина-III». Это ведь тоже один из «подвигов» вашего правительства! 

            -  Спрашиваете. Мне более приятно говорить о программе «Целина-III», над которой я работал по мере своих возможностей, чем о коррупции, в получении которой подозревают меня (смеётся…).

            -   Прошлой осенью я посетила земледельческие регионы Монголии. Видно, что земледелие в стране действительно возрождается. Программа « Целина-III», вместе с Вашим именем, будет навеки вписана в историю нашей страны, при этом Вы ведь не являетесь специалистом в сельском хозяйстве, тем более в земледелии! Интересно, кто именно впервые дал Вам идею об его возрождении, и насколько Вы сами удовлетворены этой работой?

            -  Сразу после своего назначения премьер-министром я столкнулся с ростом цен на муку и рис, а также продовольственным дефицитом в стране. Поэтому не было другого выхода, как начать работу на посту главы правительства с попрошайничества.  Просил и у нашего Северного,  и у Южного соседей, чтобы они помогли, по мере возможности, мукой и рисом, благодаря чему удалось пережить трудную весну 2008 года. Но ведь, в недалеком прошлом, наша страна сама обеспечивала свои потребности в пшенице, даже экспортировала излишки! Многие люди, в том числе специалисты, которые занимались земледелием, говорили мне, что эта отрасль сможет быстро встать на ноги, если государство окажет определенную помощь, а в дальнейшем она в состоянии обеспечивать сама себя. Все это я воспринимал с большим вниманием. Принятие того или иного решение зависит только от того лица, которое имеет полномочия на это. Но я понимал, что для принятия этого конкретного решения необходимо было учитывать различные риски, например, человеческий фактор, природный фактор, и т.д. Население Монголии растет, поэтому способность обеспечить себя продовольствием – это главное условие существования нашего государства. В этом я был всегда уверен, и многие подбадривали меня, особенно мой советник по сельскому хозяйству, экс-премьер Ш.Гунгаадорж и глава союза «Урожай» Р.Содхуу, мой друг. Насчет программы «Целина-III» я считаю, что это крайне необходимая нашей стране работа, которая осуществляется благодаря усилиям и поддержке многих людей.

            - По-моему,  и Бог оказал большую поддержку в реализации проекта «Целина-III»…

            - Да, природа-мать действительно благоволила нам, одарив благоприятствующей погодой. Но главное, благодаря чему первые 2 года осуществления программы «Целина-III»  прошли успешно, это труд многих тысяч земледельцев, а не только воля бога. В будущем году нам необходимо подтвердить нынешнее достижение. В сельскохозяйственной отрасли существует еще один крупный вопрос, который мы пока не решили. Это скотоводство. Думаю, что общее поголовье скота Монголии перевалит за 60 млн. после принятия молодняка будущей весной. Нам необходимо решить, как ввести в активный экономический оборот такое поголовье скота. Значимость этого вопроса ничуть не меньше ввода в экономический оборот стратегических месторождений. Для покрытия внутренних потребностей Монголии в мясе в год в среднем забивается примерно 8 млн. голов скота, что эквивалентно 230 тыс. т мяса. При этом Монголия экспортирует лишь 10-12 тыс. т мяса, что эквивалентно примерно 400 тыс. голов скота. Это действительно незначительный показатель. Поэтому перед нами встает необходимость вести поиск всех возможных путей экспорта монгольского мяса и использовать эти возможности.

            -  Ввод поголовья скота в экономический оборот Монголии, действительно, является крупной задачей! 

            -  Как говорится, сказать легко, а сделать сложно. Никто не спорит с тем, что мясо скота, кормившегося на плодородных пастбищах Монголии, является самым вкусным в мире. Но, для выведения монгольского мяса на мировой рынок, необходимо чтобы мы имели международную гарантию, что монгольский скот является здоровым. Для этого нам, прежде всего, необходимо провести все необходимые меры по оздоровлению скота. Самым большим и традиционным рынком монгольского мяса является Россия. Во время визита Президента РФ Д.Медведева в нашу страну, который состоялся в августе с.г., в ходе почти трехчасовой встречи мы предметно обсуждали вопрос о мясе. По всей видимости, я слишком долго говорил на эту тему, если учесть шутку, высказанную Президентом РФ Д.Медведевым: «Я попросил командование Сибирского военного округа предоставить мне по приезду на Родину основания и расчеты того, почему закупка мяса из Новой Зеландии для этого военного округа является более выгодной, чем закупка мяса из Монголии. Также необходимо подготовить предложение о реальных возможностях импорта мяса из Монголии и о предварительных объемах импорта, которые могут быть освоены двумя сторонами. В противном случае премьер-министр Монголии не желает говорить на другую тему, кроме как о мясе»…

            -  Можно ли найти другой крупный рынок для монгольского мяса, кроме Российской Сибири?

           -  Ранее я сказал, что Россия является нашим крупным традиционным рынком. Даже в то время, когда общее поголовье нашего скота составляло чуть более 20 млн. голов, мы экспортировали в Россию 70-80 тыс.т. мяса в год. Поэтому нам  необходимо возродить этот традиционный рынок. Другие крупные рынки для сбыта монгольского мяса, конечно же,  имеются. Например, китайцы практически не знают вкуса монгольского мяса. Сегодня Китай развивается стремительными темпами, и китайцы могут позволить себе покупать что угодно и откуда угодно. Помимо этого существует крупный рынок стран арабского мира и Центральной Азии. Например, Казахстан заинтересован покупать наше мясо, так как в настоящее время эта страна практически осталась без собственного скота. Нам необходимо неуклонно работать по увеличению поставок за рубеж наших традиционных экспортных товаров.

            -  После подписания Инвестиционного договора по Оюутолгой со стороны российских братьев наблюдалась определенная реакция с нотками обиды. Об этом пишут и их, и наши наблюдатели. Некоторые эксперты объясняют Ваш временный политический «тайм-аут» в связи с желанием избежать какого-либо давления со стороны России, уйти от необходимости объясняться с ней за состоявшееся решение по Оюутолгой. Что Вы скажете по этому поводу?

            -  Я понял потаенный смысл  этого Вашего вопроса. И у нас и в России публикуются разношерстные догадки и даже клевета, так как в наших странах свободная пресса. Скажу прямо, что у нас с русскими нет каких-либо скрытых или потайных договоренностей по отношению к вопросу Оюутолгой, и основания для сплетен нет. Все двусторонние договоренности и соглашения протоколируются и документируются. Все обсуждаемые и оговариваемые вопросы предварительно подготавливаются  правительствами и соответствующими министерствами двух стран. Затем они вносятся на обсуждение в Совет национальной безопасности, тем самым, определяются главные направления двусторонних отношений, в том числе, конкретные вопросы и терминология. Впоследствии все работы и мероприятия строятся согласно этому. Если какое-либо должностное лицо скажет хотя бы одно слово, не относящееся к заранее определенной линии, то оно должно нести ответственность перед  своим государством, страной и политической партией, которая назначила его на эту должность. Следовательно, хочу заявить, что различные публикации, в которых пытаются связать Россию с вопросом  Оюутолгой, являются необоснованными. Премьер-министр Монголии при принятии решения по какому-либо вопросу должен в любых условиях основываться на реальных расчетах, исследованиях и четко следовать государственным  интересам. Если он принимает решение под каким-либо давлением, исходящим из внутри страны или из-за ее пределов, то такой премьер-министр Монголии не нужен.

            - В наших и российских СМИ пишут, что «Премьер-министр Монголии С.Баяр является сторонником России». Такое мнение, видимо, не является совсем беспочвенным, потому что Вы - человек, у которого российское образование, Вы также работали послом в России и больше чем другие страны посещали Россию, став Премьер-министром. Помимо этого Вы поддерживаете более тесные и близкие отношения с русскими, чем либо с кем другим.

 -  То, как С.Баяр как частное лицо, относится к русским и к России, к любой другой стране - благосклонно или нет, является личным вопросом, который он, или другое частное лицо решает для себя  согласно своему усмотрению. Но, как я понимаю, сейчас мы с Вами беседуем не об этом, а о государственной политике Монголии. Государственная политика основывается на расчетах и исследованиях, направленных на обеспечение национальных интересов страны, а не на симпатиях или антипатиях частного лица. Хочу привести некоторые цифры и факты, взятые с открытых источников, не относящихся к разделу секретности. В концепции национальной безопасности существует понятие «Об оптимальном соотношении иностранных инвестиций». Общий объем иностранных инвестиций, вложенных в нашу страну с 1990 года по сей день, составляет 3 млрд. американских долларов, 2/3 из этой суммы или примерно 2 млрд. долларов  вложены КНР. А оставшуюся 1/3 часть вложили РФ и другие мировые страны. Если говорить точнее, общий  объем инвестиций, вложенных РФ в нашу страну, составляет чуть менее чем 100 млн. американских долларов. Объемы инвестиций, вложенных КНР, практически в 20 раз больше, чем объемы инвестиций, вложенных РФ. Невозможно назвать такое соотношение иностранных инвестиций оптимальным!

 У МОНГОЛИИ ИМЕЮТСЯ ТРОЕ СОСЕДЕЙ – КНР, РОССИЯ И ДРУГИЕ СТРАНЫ МИРА

  -  Значит инвестиции, вложенные США, Японией Южной Кореей, ЕС, РФ и другими странами составляют только 1/3 часть от общего объема инвестиций, вложенных в нашу страну?

            -  Да, это так! Говоря о «третьем соседе», мы стремимся развивать отношения с высокоразвитыми странами с демократическими режимами. Но инвестиции, вложенные странами, являющимися  нашими «третьими соседями», до сегодняшнего дня являются слишком малыми. Такое положение дел будет серьезно поправлено и сбалансировано после вложения инвестиций в размере 4 млрд. ам. долл. согласно недавно заключенному договору по Оюутолгой. Монголия должна поддерживать оптимальные и сбалансированные отношения с тремя своими соседями, что имеет жизненно важное значение для национальных интересов нашей страны. Но мы не должны механически уменьшать инвестиций, вкладываемые нашим южным соседом под предлогом необходимости обеспечения баланса. Нам необходимо более активно и результативно работать для того, чтобы увеличить объемы инвестиций, вкладываемые другими странами, в том числе РФ, до уровня инвестиций, вкладываемых КНР. Во время разработки Концепции национальной безопасности в первой половине 1990-х годов была составлена формула:  «30:30:40», которая определяет оптимальное  соотношение отношении с РФ, КНР и другими мировыми странами. Это формула является оптимальной формулой, которая также определяет оптимальное соотношение иностранных инвестиций. Следовательно, мы все должны понять, что увеличение объема и инвестиций, вкладываемых РФ в нашу страну, является более выгодным нашей стране, нежели РФ. Увеличение российского участия и объемов российских инвестиций, несомненно, является   одним из приоритетов  нашей государственной политики. И каждый премьер-министр, независимо от, того кто он - С.Баяр или С.Батболд, должен решать эту задачу.

Я НЕ ЗАДУМЫВАЛСЯ НАД ТЕМ, КАК БУДЕТ ВОСПРИНЯТО МОЕ РЕШЕНИЕ – НАЗОВУТ ЛИ ЕГО «НЕСТАНДАРТНЫМ» ИЛИ «НОВЫМ СТАНДАРТОМ» ИЛИ КАК-ТО  ПО ДРУГОМУ

           - В деятельности премьер-министра С.Баяра было много таких решений, которые определяли как «нестандартное». Что Вас побуждало принимать такие  «нестандартные шаги», которые не имели прецедентов  в политической практике Монголии? Что еще, кроме здоровья, повлияло на Ваше решение об уходе с поста премьер-министра?

            -  По моему, в одном вопросе Вы затронули совершенно разные две темы. Попытаюсь ответить, начиная с понятия «нестандартности». Принимая любое решение, я, прежде всего, стараюсь предугадать его последствия, его результаты. Но я не задумывался над тем, как  будет воспринято мое решение – назовут ли его «нестандартным» или «новым стандартом», или как-то по другому. Вы также спросили о моем освобождении по состоянию здоровья. Это, конечно, не связанно каким-либо «стандартом». Если Вы хотите обязательно связать это с понятием о стандартах,  то я скажу следующее: состояние моего здоровья на сегодняшний день пока является слишком «нестандартным» для того, чтобы по-прежнему выполнять свои служебные обязанности. Хотелось бы чтобы оно, такое состояние, не превратилось в «новый стандарт»…

            -  Понятие о культуре отказа от власти для нас является совершенно новым понятием, не имеющим аналога в монгольской политической практике. Но Вы недавно приняли это, изумившее многих, решение, показав свою волю. Кто-то из близких Вам людей советовал это?

            -   Такое решение для себя я определил сам, хотя, конечно же, советуюсь со своими партийными товарищами по  вопросам партийной политики, тем более что состояние здоровья премьер-министра не является только его личным делом – ведь от него зависят вопросы государственно важности. То есть, можно сказать, что решение о необходимости уйти с поста премьер-министра по состоянию здоровья я принимал самостоятельно, но оно согласовано с теми, с кем необходимо.

            -  Я слышал, что Ваши соратники по партии, сослуживцы по Правительству, а также президент страны Ц.Элбэгдорж, Председатель ВГХ С.Дэмбэрэл сказали: «Уважаемый премьер-министр, Вы можете спокойно лечиться на протяжении определенного времени.  Но для этого нет необходимости обязательно освобождаться от занимаемой должности». Правда ли это?

            -  Свое решение о подаче просьбы об освобождении с должности, я, конечно же, обсудил сначала с Президентом страны, а также с товарищами из Руководящего совета партии, нашей партийной фракции в ВГХ. Почти все, с кем я беседовал, сказали мне: «Мы понимаем Ваше положение!  Но обязательно ли необходимо уходить с должности? Вы можете лечиться столько, сколько необходимо, а мы будем временно замещать Вас!». Я был очень тронут таким человечным отношением ко мне. Но, подумав, я принял решение о целесообразности подачи заявления об освобождении с поста премьер-министра, вместо того, чтобы  мучить других, взвалив на них свои обязанности. Принимать такое решение, конечно же, было нелегко, но после принятия в моей душе установилось спокойствие. 

           -  Наша общественность плохо приняла бы любую другую кандидатуру на нового премьер-министра кроме С.Батболда. Исходя из каких критериев Вы остановили свой выбор на нем?

            -  Потому я и выбрал С.Батболда, что любого другого восприняли бы плохо. Я же исходил из того, что, во-первых, С.Батболд лучше чем я знает и чувствует крупные  бизнес-вопросы, которые в настоящее время ждут своего решения, и он может их решить. Мой же жизненный путь был связан с юриспруденцией и политикой. Но для решения серьезных экономических вопросов премьер-министр, кроме тех знаний и информации, которые можно получить от внешней среды, должен обладать обостренным бизнес-чутьем. Если говорить начистоту, я был не очень хорошим премьер-министром в отношении бизнес-вопросов. Сегодня премьер-министром должен работать именно такой человек, как С.Батболд.
Во-вторых, С.Батболд – дипломат не только по специальности, но и с рождения. Избрание его премьер-министром  признано правильным решением не только с точки зрения его умения стать живым мостом, который соединит Монголию с внешним миром, но и с точки зрения его знаний, позволяющих обеспечить вышеупомянутый мной оптимальной баланс во внешних сношениях страны. С другой стороны, С.Батболд обладает даром решать все вопросы мирным путем. Это его качество является жизненно важным условием для руководства коалиционным Правительством.

           -  Были ли у Вас другие кандидатуры, кроме С.Батболда, на премьер-министра?

            -  Да, конечно же, были и другие. Но, исходя из конкретных принципов и критериев, поиск необходимо было вести из ограниченного круга кандидатов. Прежде всего, я исходил из следующего основного принципа - деятельность нашего коалиционного правительства должна продолжаться. За прошедший период работы этого правительства мы смогли осуществить некоторые задачи, но существует немало задач, которые ждут своего часа. Ответственность за все положительные и отрицательные моменты деятельности этого правительства должна лечь на 15 человек, которые входят в его состав. Следовательно, действует принцип, что следующего премьер-министра нужно искать из числа оставшихся 14 членов правительства. Исходя из результатов выборов ВГХ 2008 года, этот кандидат должен был быть из МНРП. Следовательно, остается 8 человек. Руководствуясь вышеуказанными критериями, из этих кандидатур я выбрал С.Батболда.

 Я И СЕЙЧАС УВЕРЕН В ТОМ, ЧТО ВЫДВИЖЕНИЕ КАНДИДАТУРЫ Н.ЭНХБАЯРА НА ПРОШЕДШИХ ПЕРЕВЫБОРАХ ЧЛЕНА ВГХ, СОСТОЯВШИХСЯ В ЧИНГЭЛТЭЙСКОМ ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ОКРУГЕ, МОГЛО ПОВЛЕЧЬ ЗА СОБОЙ БОЛЬШИЕ РИСКИ И ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ МНРП 

            -  Часто к заслугам С.Баяра относят то, что он смог остановить эстафету Н.Энхбаяра. Согласны ли Вы с этим? Или это является лишь очередной догадкой и провокацией, инициированной нами, журналистами?

            -  Да, как Вы сами только что сказали - это является лишь очередным домыслом журналистов. Ведь Н.Энхбаяр-дарга – сравнительно молодой человек, ему 51 года, он на 2 года младше меня, кто и как может «прервать ему эстафету»?!..

            - По всей видимости, Вы не хотите говорить о Н.Энхбаяре? В этом случае не могу настаивать на этом.           - Есть моменты, связанные с Н.Энхбаяром, о которых я всегда буду говорить, есть и моменты, которые я не готов комментировать. Но у меня нет и мысли о том, чтобы вообще не говорить о нем. Энхбаяр-дарга – это крупная политическая фигура, которая оставила яркий след в политике и истории Монголии. Так как он крупная политическая фигура, его успехи и ошибки также являются крупными. Например, аннулирование «большого» долга является крупной его заслугой.

           -  Насчет крупных его заслуг - понятно. А что Вы относите к его «крупным ошибкам»?           -  По-моему Энхбаяр-дарга выбрал неправильное направление после прошедших президентских выборов. В президентских выборах не бывает второго места – или  кандидат выигрывает, и становится президентом, или  проигрывает и становится простым гражданином. Как мне кажется, Н.Энхбаяру не хватило психологической гибкости признать эту горькую, но несомненную истину. Поэтому он начал совершать крупные ошибки, начиная со следующего дня после президентских выборов. Например, когда вышло решение партконференции о выдвижении кандидатуры молодого министра Д.Зоригта на перевыборы члена ВГХ, состоявшемся в Чингэлтэйском избирательном округе столицы, Н.Энхбаяр, используя подконтрольные телеканал и газету, начал вести открытую борьбу против своей партии и кандидата, выдвинутого этой партией. Это очень крупная ошибка, которая неприемлема для политика  любого ранга.

           -  Почему кандидатура Н.Энхбаяра не могла быть выдвинута на перевыборах? По-моему, Вы не можете механический исключить это его право?           -  Если говорить кратко, то выдвигать кандидатуру Н.Энхбаяра на прошедших перевыборах вообще было неверным шагом – и для него самого, и для партии.

            -  Почему Вы считаете, что это было бы неправильным шагом?           -  Здесь же все предельно понятно. Во время президентских выборов общественность Монголии поставила оценку кандидатам, которые были выдвинуты на эти выборы. Наша партия и общественность в целом признали итоги этих выборов. Но если бы кандидатура Н.Энхбаяра, после его провала на президентских выборах, была выдвинута на перевыборах члена ВГХ, то это было бы сомнительным шагом и с политической и с морально-этической точек зрения.  Это было бы воспринято как стремление взять реванш на выборах, проводимых в масштабах одного района, за результаты президентских выборов, которые проводились в масштабах всей страны. В мире нет практики, когда экс-президент страны, проигравший на президентских выборах, выдвигался бы на парламентских выборах.

            -  Наверное, Вы с опаской отнеслись к выдвижению кандидатуры Н.Энхбаяра, так как предугадывали его  проигрыш на этих перевыборах и считали, что этот проигрыш отрицательно скажется даже не столько на нем, как на Вас?..           -  Невозможно наверняка предугадывать результаты любых выборов. Но вероятность победы Н.Энхбаяра на этих перевыборах была крайне невелика. Если Н.Энхбаяр проиграл бы эти перевыборы, то это очень плохо сказалось бы не только на нем самом, но и на авторитете партии, так зачем было бы подталкивать и его и партию к такому рискованному шагу? Что могло бы быть, если партия выдвинула бы кандидата, который проиграл предыдущие выборы, и он опять проиграл бы следующие выборы?  Я бы не мог ничего возразить, если люди в этом случае сказали:  «Нужно отравить в отставку такого, мягко говоря, неразумного председателя партии». Здесь не так важно то, что будет именно со мной. Важно, как бы последствия этого могли бы сказаться на авторитете МНРП и коалиционного Правительства, созданного при участии этой партии, и на крупных мероприятиях, которые должно осуществить это Правительство. Следовательно, выдвижение Н.Энхбаяра на эти перевыборы могло бы повлечь за собой  большой риск и отрицательные последствия.

            -  Вы, наверное, говорили обо всем этом самому Н.Энхбаяру? По слухам, Ваша встреча с ним длилась весьма долго?          -  Мы с ним встречались, и беседовали об этом ни один раз. Еще летом я сказал ему по-товарищески: «Ваше стремление «взять реванш по горячим следам» является неправильным. Исходя из таких-то причин я, как председатель партии, не могу поддержать Ваше стремление быть выдвинутым на перевыборы». Но Н.Энхбаяр-дарга  является таким человеком, который вряд ли прислушается к мнению со стороны, если он что-то задумал.

           -  По всей видимости, Н.Энхбаяр таит обиду следующего содержания - МНРП не оказала мне существенной поддержки во время президентских выборов. Председатель и Генеральный секретарь МНРП и члены столичной фракции действовали против меня! Выражал ли каким-нибудь образом он подобную обиду именно Вам?         -  Человек, проигравший на выборах, вообще таит много различных обид. Может быть, нет необходимости всерьез воспринимать слова обиженного человека. Поэтому я считаю целесообразным закрыть эту тему.

           -  Но ведь  Вы, как председатель МНРП, сами говорили, что партия выдвинула единственно правильного кандидата, когда начиналась предвыборная компания вашего кандидата, когда начиналась предвыборная компания вашего кандидата на прошедших президентских выборах?           -  Когда я выдвигал в то время его кандидатуру, я действительно считал, что это правильно. Понял свою неправоту после таких отрицательных для нашей партии результатов президентских выборов. Есть вероятность, что я выдвинул не того кандидата.  Это моя ошибка, как председателя партии. Политические выборы не являются соревнованием самодеятельности. Следовательно, вся предвыборная компания кандидата должна быть подчинена единому руководству, и проводиться согласно единой политике. Нужно сказать, что Энхбаяр-даргу весьма трудно подчинить единому руководству и единой политике. Я это очень хорошо знаю, как человек, руководивший его предвыборной кампанией во время президентских выборов 2005 года. Так как наша партия «провалила» президентские выборы 2009 года, я не могу сказать, что выполнил эти свои организаторские функции. Это является моей следующей ошибкой. Подобных ошибок я допустил немало. Но, в завершение всего этого, я скажу одну вещь. Слухи о том, что МНРП практически бездействовала во время прошедших президентских выборов, оставив «на произвол судьбы» своего кандидата, и что партия действовала против своего кандидата, являются гнусной и необоснованной клеветой. Я руководил предвыборными кампаниями кандидатов нашей партии во время четырех президентских выборов. Я не видел других таких президентских выборов, когда многие тысячи членов МНРП и поддерживающих ее граждан так активно участвовали в предвыборной кампании своего кандидата, как это было в 2009 году. Я хочу сказать, что не следует обижать многих тысяч членов нашей партии, которые принимали активное участие в предвыборной кампании, необоснованно обвиняя МНРП.

- В Монголии хорошо известно о Вашем независимом характере . Насколько приходится Вам ограничивать свои личные свободы?  -    Если посмотреть на любую государственную должность  с точки зрения личных свобод, то это сплошные ограничения и запреты. По мере повышения ранга должности эти ограничения увеличиваются. Как частному лицу, хочется быть свободным. Но для политика существует масса ограничений. Это вечное противоречие. Так не только в Монголии, но и во всем мире. Но если человек решил посвятить себя политике, то он должен быть готов к этому. Различные слухи и сплетни, которые постоянно сопровождают политика и должностное лицо, можно образно назвать «шоколадкой, покрытой плесенью», которая приходит в одном наборе с должностью. Я просто не могу сказать, какие из этих слухов, и сплетен являются правдой, а какие – нет, так как я намеренно стараюсь не слушать и не читать о них. Таким образом, я стараюсь защитить свою нервную систему.

           - В СМИ постоянно критикуется Ваш холостяцкий статус. Почему-то от Вас обязательно требуют жену, которая сопровождала бы Вас во время различных загранкомандировок… Действительно ли обязательным атрибутом статуса премьер-министра должна быть жена?           -    Насчет жены скажу следующее: бессмысленно требовать от меня того, чего  у меня нет! Не считаю, что жена нужна человеку только для того, чтобы сопровождать его в загранкомандировках (смеётся)! Если говорить всерьез, то семья – это фундамент общества. Следовательно, человек, который находится на ответственном посту, должен быть безупречным примером для общества, или, в крайнем случае, не должен быть мишенью для различных слухов и сплетен. Но в данном вопросе я никогда не был ярким примером для общества, и не старался быть таковым. Я, как частное лицо, никогда не отказывался от своего права быть холостяком. Хотя могу понять тех, кто уверен, что высший государственный чиновник - премьер-министр страны, обязательно должен иметь  жену…

           - Строятся различные догадки и предположения насчет Ваших будущих планов. Некоторые говорят, что Вы вернетесь на пост премьер-министра в 2011 году, а в последствии будете участвовать в очередных выборах, а другие говорят, что Вы будете готовиться к следующим президентским выборам. Что Вы скажете по этому поводу.           - На сегодняшний момент я думаю только о своем здоровье, нежели о планах быть премьер-министром или президентом. Есть поговорка: «Здоровый батрак более счастлив, чем больной ноён». Я побывал в статусе «больного ноёна», и для меня сегодня самое главное - это поправить здоровье (хотя и не скажу, что я в будущем собираюсь стать здоровым батраком…). Как говорится – главное здоровье, а остальное все приложится...

 

 

 

 

Экономика и управление
Cписок организаций-участников ...



Иркутские организации:









 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2017  All rights reserved