Слюдянский район Иркутской области
Слюдянский район. Основное направление развития Слюдянского района - туризм. На территории Слюдянского района расположена Кругобайкальская железная дорога. Недалеко от города Байкальск (Слюдянский район) находится горнолыжный комплекс - "Гора Соболиная"

Телефония для Вашего бизнеса. Подключение телефона в офис, организация междугородной и международной связи, комплексная телефонизация филиальной сети.
Вход

Новости, статьи

Губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев ответил на вопросы о БЦБК в студии радиостанции «Эхо Москвы»

Д.Ф.Мезенцев: «Перспектива развития БЦБК - это его закрытие. Умное, продуманное, с перспективой перевода людей, с перспективой развития территорий, с новым социальным обликом Байкальска»

19 июня губернатор Иркутской области Д. Ф. Мезенцев дал обширное интервью на радиостанции «Эхо Москвы»

Предлагаем нашим читателям ответы губернатора, касающиеся Слюдянского района. Интервью провел главный редактор радиостанции А.А. Венедиктов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дмитрий Мезенцев, губернатор Иркутс­кой области. Вы знаете, Иркутс­кая область ведь известна еще по одной истории. Истории с большой буквы - это Байкал и Байкальский ЦБК. Вот, Дмитрий Богданов пишет: «В какой стадии находится решение проблем утилизации гигантского количе­ства отходов Байкальского ЦБК? В чем сейчас главная проблема? Как планируете решать?»

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Алексей Алек­сеевич, мы понимаем с вами, что я не имею права ограни­читься 30-секундным ответом, потому что очень комплексно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отвечайте. Я вам дам столько времени, сколько надо. Единственное, что мы прервемся на новости через 4 минуты. Но если надо будет продолжить, мы продолжим.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да. Значит, действительно, практически за всю историю комбината гро­мадное шламлигниновое...

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы это по-русски только.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Значит, лигнин - это одна из производных отхо­дов производства целлюлозы. Значит, что такое карта? Это гро­мадное хранилище, похожее на хранилище силоса, бетониро­ванное, примерно метров 7-8 в глубину и протяженностью 50-70-100 метров. Вот туда эти от­ходы помещаются на протяже­нии чуть ли не 50 лет работы комбината. Те замеры, которые производились, в том числе спе­циалистами Сибирского отделе­ния Академии наук, показыва­ют, что реальной токсической угрозы территории сегодня нет -  там уже произрастают по зе­мельному слою деревья, трава, то есть идет самокупирование. Но это не значит, что ничего де­лать нельзя. Нужно самым тща­тельным образом проанализи­ровать ситуацию и предпринять шаги по очистке территории.

Одно из предложений эколо­гов - начать вывозить. Но когда ты начинаешь вывозить сотни тысяч кубических метров отхо­дов, потери могут быть много более тяжелыми. Тем более, не надо делать вид, что этого реше­ния нет. Мы добились в 2007 году провозглашения особой экономической зоны туристско-рекреакционного типа на Байка­ле.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, тут есть этот вопрос.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как это со­вместить.

Д.МЕЗЕНЦЕВ: Да, совершенно правильно. Одна из точек прило­жения усилий по созданию новой инфраструктуры туризма - это гора Соболиная, это горнолыж­ный курорт, это вполне достой­ные коттеджи, зона отдыха и от­дых для десятков тысяч, если не сотен тысяч людей. Поэтому лю­бые решения, какими благими пожеланиями они ни основыва­лись, ни предопределялись, долж­ны быть очень взвешенными. Что касается самого БЦБК.

А. ВЕНЕДИКТОВ: О, это про­должение вопроса перепрофили­рования, да.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да. Ну, уйти не­возможно и уходить не собира­юсь. Мне уже не раз сказали, что если бы я выступил против реше­ния о возобновлении работы БЦБК, я бы снискал громадный пиар, тысячи людей пришли бы к зданию Серого дома, поддержи­вали бы меня и так далее.

Мы достаточно долго и тща­тельно с руководством Минпромторга, с акционерами, с Росимуществом, с Минэкономразвития на площадке и правительства РФ анализировали ту ситуацию, кото­рая сложилась в 2009 году - вы помните, тогда пик напряжения и так далее. Комбинат - это не свет в студии «Эха Москвы», который можно одним жестом выключить и завтра включить. Это в том числе на тот момент 2850 работаю­щих, это моногород. И оставить людей без работы перед зимой в 35 градусов, не дать им никакой надежды было невозможно. И именно поэтому я поддержал то решение, которое было принято.

Другое дело, я, безусловно, под­держиваю то решение, которое обозначено премьером Владими­ром Владимировичем Путиным. Он поручил по итогам одного из заседаний, посвященных страте­гии развития Сибири и Дальнего Востока, чтобы собственники до­бились безусловного перехода на замкнутый цикл водооборота. Это, безусловно, верно и обосно­ванно, потому что, сохраняя Бай­кал и экологию Байкала, мы тогда получаем определенный вдумчи­вый технологический перерыв для перепрофилирования комбината.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так? И что собственники? Подождите, Дмитрий Федорович. Прошло 2 года.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Нет-нет. Реше­ние прозвучало в конце ноября года ушедшего, и, вот, до конца этого года, я убежден, что необ­ходимые меры будут приняты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: До конца это­го года?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Да, до конца те­кущего года. Более того, и у госу­дарства, которое владеет практи­чески половиной в этом комбина­те, есть право не возобновлять раз­решительную документацию на следующий год, если это не будет сделано.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дмитрий Фе­дорович Мезенцев, губернатор Иркутской области у нас в пря­мом эфире. Мы говорим сейчас о проблемах Байкала. И вот, Кон­стантин из Иркутска сразу присы­лает через Интернет, кстати. «По­чему нельзя выплатить пособия работникам Байкальского комби­ната, бесплатно их научить новой работе? Зачем держать убыточ­ное предприятие? Что, ради при­хоти Путина?» - спрашивает он.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Нет, никакой прихоти ни Путина, ни какого-то другого чиновника или руководи­теля страны здесь просто нет. Ну, представьте себе, что 17-тысяч­ный город будет жить даже на га­рантированное, относительно не­большое пособие. Это повод и основа деградации территории. Это пьянки, драки, это ощущение социальной невостребованности, трагедия жизни и так далее. На это пойти в таком прямолинейном ва­рианте нельзя. Можно выплачи­вать пособия, занимаясь переобу­чением, под гарантированные ра­бочие места, которые должны быть созданы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, 2800 ра­ботников. Сколько в Иркутской области работающих?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: В Иркутской об­ласти проживает 2507 тысяч чело­век.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот, воп­рос.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: А вот я вам сей­час верну. Вы почему оцениваете души людей, судьбы людей, серд­ца людей на счет?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому что души, судьбы, сердца людей по поводу Байкала и состояния Бай­кала, что мне пишут, - на одной чаше весов и переустройство трех тысяч работников - на другой чаше весов. Имея такое могучее государство по возможностям предоставления и область, где два миллиона человек, это нормаль­ный вопрос.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Два с полови­ной.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Два с поло­виной. Почему три тысячи чело­век нельзя было переобучить, предоставить им другую работу? Да, постепенно. Но ведь вот за эти 2 года.

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Алексей Алек­сеевич, никакого противоречия нет. Перспективы... А я уже не раз это говорил и вот относительно не­давно была моя конференция по итогам 2-го года работы в рамках фестиваля «Байкальская пресса», я сказал, что подчеркиваю пози­цию свою и областного прави­тельства: перспектива развития комбината - это его закрытие. Умное, продуманное, с перспек­тивой перевода людей, с перспективой развития территорий, с но­вым социальным обликом Бай­кальска.

Мы обещали на ушедшем Бай­кальском форуме в сентябре про­шлого года представить проект планировок нового Байкальска. Мы это сделали. Мы сегодня ра­ботаем над его новым обликом в рамках в том числе и тезиса но­вой градостроительной филосо­фии для городов Сибири и Даль­него Востока, которую вновь бу­дем обсуждать на 7-м Байкальс­ком форуме в сентябре этого года в Иркутске. Торопливость и при­митивизация решений даже на потребу дня, когда это тебе, мо­жет быть, и политически выгод­но, она все равно завтра будет бить по тебе. Поэтому идем ком­плексными шагами, step by step.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но туда?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Туда, туда. И именно поэтому приветствова­ли решение правительства стра­ны о поддержке двух моногоро­дов - Байкальска и Усть-Илимска. Одно из ближайших реше­ний, которое, убежден, собственник реализует, в том числе и при нашем активном участии - это строительство и ввод в строй большого комбината, так называемый «Закрытый грунт». По первому приближению, это овощи в теплицах. По второму приближению, это клубника в теплицах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это рабо­чие места?

Д.МЕЗЕНЦЕВ: Это рабочие места и оборот малой экономи­ки Байкальска. И я уже сказал о 7-м Байкальском форуме. Имен­но в дни форума, 12-13 сентяб­ря, мы запускаем, наверное, первый за Уралом, если не пер­вый в стране теплоисточник по принципу теплонасоса. 100% экологически безопасный. Это моя инициатива, поддержанная достаточно широко и собствен­никами, и в правительстве, и в Минпромторге, показала, что именно на берегу Байкала мы должны заниматься энергосбе­режением и повышением энер­гоэффективности при стопро­центном соблюдении экологи­ческого законодательства и пи­саного в рамках нормативной и правовой базы, и не писаного, потому что Байкал - это то са­мое место, где должны быть вне­дрены самые высокие, самые современные технологии и защи­ты мирового наследия, коим он является.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дмитрий Федорович, последний вопрос об участии: каков горизонт перепрофилирования комбината или закрытия его?

Д. МЕЗЕНЦЕВ: Несколько лет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дмитрий Мезенцев, губернатор Иркутс­кой области был в прямом эфи­ре «Эха Москвы», 19 июня.

 

К печати подготовил Владимир Полторадядько

Газета «Славное море» №25 (9203) от 23 июня 2011 года

ГАЗЕТА СЛЮДЯНКА

Газета "Слюдянка"

Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2017  All rights reserved