Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Мобильная связь + Интернет в офис
Все услуги связи от одного оператора.
Постоплатная система расчета.
Вход

Новости, статьи

Русская Америка в Иркутске: Опыт исследования коммерческих интриг иркутских купцов XVIII века

Русская Америка и Восточная Сибирь: материалы региональной научно-практической конференции с международным участием (г. Кяхта, 14 августа 2009 г.)

История освоения Русской Америки насчитывает не один десяток направлений; чаще всего освещаются вопросы, свя­занные с историей освоения Аляски, с персоналиями и при­чинами продажи владений Российско-американской компа­нии в 1867 г. Поэтому история РАК излагается линейно, по хронологии, большинство фактов отражают специфику вер­тикали имперской политики России. Уровень культурного понимания проблемы через образы современников, которые по-своему воспринимали действительность и придерживались других точек зрения на Русскую Америку, до сих пор ото­двинут на задворки исторического мышления. Слово «домыс­лы» — характерно для истории Русской Америки, когда речь заходит не о привычном официальном петербургском взгляде на суть вопроса, а о конкретном собрании фактов, предме­тов и фрагментов частной жизни лиц, связанных с русскими заокеанскими владениями.

Приведем два конкретных примера таких придуманных образов.

Аляска — это волшебное место, где перед взором тури­стов калейдоскопом промелькнут все амплитуды климатиче­ских и визуальных переживаний. Суша Аляски похожа на таежные просторы Сибири, а море сложным рельефом при­брежной полосы напомнит, как непрост для понимания рус­ский человек. Россия продала Аляску, и на протяжении уже 160 лет в России продажа Аляски является занозой, отрав­ляющей восприятие исторического прошлого на всех уровнях общественного и политического менталитета.

В отечественной академической прессе в последние 10 лет интенсивно обсуждаются возможные варианты социально- политических мероприятий по упрочнению, а быть может, и экономической интеграции россиян и американцев на тер­ритории Северного Ледовитого океана. В рамках такой ин­терпретации «история Российской Аляски» перестает быть историей о продаже земли и становится одной из составных частей истории территориального развития России.

Эти образы живут в истории, потому что востребованы (в основном по политическим мотивам), имеют реальное вопло­щение (сожаление об утраченных возможностях), выполняют познавательные функции (сослагательные мотивы в истории всегда привлекали внимание больше, чем реальный факт). Именно по этой причине тема Русской Америки в Иркутске изучена намного меньше, поскольку эта история связана с именами купцов, чья биография мало напоминала историю, изложенную в эпохальной рок-постановке про «Юнону и Авось», наш современник знает о Николае Петровиче Резано­ве и Кончите, о министре коммерции Н.П. Румянцеве, о Ка­лифорнии, но ничего не знает об «Американском» Иркутске. «Иркутскую Америку» можно воспринимать двояко: в узком смысле слова — все, что связано с РАК [1], и в широ­ком — все, что связано с понятием «Америка» как с тихо­океанской политикой России [2]. Но в обоих случаях героя­ми рассказа становятся сибирские купцы. Сегодня в област­ном центре насчитывается 14 памятных мест, связанных с деятельностью Российско-американской компании, и одно из них — дом Мыльникова — вполне может претендовать на образ-легенду, которая сосредоточит в себе два смысла «ир­кутской Америки».

Русская экспансия на восток, в основном не подкреплен­ная ничем, кроме торговых интересов иркутского купечества, приводила к колонизации американского края через торго­вые фактории, но не через переселения. Россия к востоку от Урала была больше похожа на безлюдную тайгу, нежели на страну. Особенно выпукло это видно на историческом про­шлом Русской Америки. Присоединенные ради экономиче­ских интересов сибирского купечества, эти территории пло­хо вписывались в рамки имперской политики. Бескрайнюю американскую периферию невозможно было удержать только силовыми рычагами. В итоге это приводило сначала к утра­те экономического контроля над территорией, а затем могло повлечь потерю политического влияния. Попытки приоста­новить, а быть может изменить, превратный ход истории в конце XVIII - начале XIX в. предприняли известнейшие на Аляске люди: Г.И. Шелихов, его ставленник А. А. Баранов и излишне поэтизированный карьерист Резанов. Их жизнен­ные пути пересекались с Иркутском. Роль Иркутска была предопределена его месторасположе­нием. По своим природным условиям Восточная Сибирь являлась поставщиком пушнины. В крупномасштабных объемах эта деятельность началась после Второй Камчатской экспе­диции В.И. Беринга. Воспользовавшийся ее итогами иркут­ский купец Е. Югов в 1748 г. получил право монопольного использования пушных богатств на Командорских островах. Пятью годами раньше на этих же островах организовал свой промысел Никифор Алексеевич Трапезников, затем появился Иван Бичевин. В 1761 г. судно «Гавриил», принадлежавшее Бичевину, впервые достигло Американского материка. Купец Трапезников организовал к этому побережью 22 экспедиции, что составляло пятую часть всех походов сибирских промыш­ленников. Во время экспедиций были сделаны открытия мно­гих островов Алеутской гряды, дано их описание. Постепенно Иркутск превращается в ведущий картографи­ческий центр России. В 1766 г. появляется карта Сибири, на которой было изображено побережье Аляски и ближайших островов. Выполнил эту работу секунд-майор М. Татарников, преподававший картографию в иркутской навигационной школе.

Купцы рисковали. Вкладывая в экспедиции половину, а часто и весь свой капитал, при кораблекрушении или при нападении туземцев на ясачные зимовья они полностью разо­рялись. Кроме того, практически ни один из купцов не мог в одиночку осуществлять морской промысел. Так родилась идея создания торгово-промысловой компании на паях. Ини­циаторами монопольной компании выступили иркутские купцы, проживавшие в Иркутске и занимавшиеся добычей пушнины на Аляске.

А.Н. Ермолаев утверждает, что среди 20 торговых домов, ставших учредителями Российско-американской компании, было 15 иркутских купеческих семей, на долю которых при­ходилось около половины всего «складственного капитала» компании, составлявшего в общей сложности 723 тыс. р. Ир­кутский исследователь А.В. Дулов называет другие цифры: 18 купцов, учредивших компанию, из которых 14 были ирку­тянами. Расхождение в цифрах могло возникнуть из-за при­числения одного или нескольких купцов сразу к двум и более городам, что не раз встречалось в Иркутске. На эту особен­ность указывал в свое время один из первых исследователей Русской Америки П. Тихменев [3].

Наиболее колоритной фигурой среди тех, кто в Иркутске имел отношение к промыслу на Алеутских островах, а затем вошел в число пайщиков компании, был иркутский купец Николай Прокопьевич Мыльников. Он и его сыновья Дми­трий, Яков и Михаил владели 132 акциями, что составляло 18 % всего капитала компании. В 1799 г. Мыльников продал 5 акций купцу A.M. Мясникову, а томскому купцу Шумило­ву было выделено 12 валовых паев из капитала Голикова. Та­ким образом, Шумилова стали считать иркутянином. Наряду с Мыльниковыми крупным паем компании владели наслед­ники Г.И. Шелихова купцы И.Л. Голиков и Е.И. Деларов. Формально они не имели статуса иркутских купцов, но про­живали в Иркутске. Примечателен и другой факт: первона­чально, до 1799-1801 гг., когда была произведена реоргани­зация компании с последующим наплывом в нее дворянской аристократии, в числе пайщиков не было высокопоставлен­ных чиновников и компания имела чисто купеческий харак­тер. Ее центром был Иркутск. Данное обстоятельство не было игрой случая или временным маневром промыслового капи­тала, а являлось закономерностью в экономическом развитии русской тихоокеанской политики, полностью построенной на использовании частного капитала для закрепления позиций империи на востоке. Это подтверждает следующий факт: в ходе промыслового освоения тихоокеанских островов намети­лись перспективы установления торговых связей с Японией, договор о составлении компании для «первоначального опыта торговли с Японией» (1796 г.) подписали 34 иркутских купца [4]. На этот же факт указывал исследователь А. А. Преобра­женский, когда давал характеристику сибирским держателям акций РАК [5]. В уже выше упомянутой работе А.Н. Ермо­лаева список А. А. Преображенского был уточнен и дополнен. Приведем этот отрывок полностью: «Акт соединения подписали два десятка предпринима­телей. Крупные пакеты акций оказались в руках наследни­ков Г.И. Шелихова (жена Наталья Алексеевна с детьми и родственниками) и иркутских купцов Мыльниковых (глава семейства Николай Прокопьевич и его дети). Значительные пакеты акций имели иркутские купцы Мичурины (глава се­мейства Петр Дмитриевич и его дети) и Дудоровские (братья Степан, Федор и Иван Федоровичи и их дети). Кроме того, акционерами Соединенной американской компании стали курский купец Иван Ларионович Голиков; иркутские купцы Семен Алексеевич Старцов, Емельян Григорьевич Ларионов, Андрей Павлович Литвинцов, Лаврентий Иванович Зубов, Алексей Федорович Останин, Петр Федорович Иванов, Иван Михайлович Киселев, Ефим Никитич Сухих, Прокопий Ива­нович Давыдов; московский купец Евстрат Иванович Дела­ров».

К 1814 г. в списке больших акционеров компании (имев­ших 100 и более акций), включавшем 15 человек, значилось лишь две сибирские купеческие фамилии — Мичури­ны и Старцовы, а в целом среди 158 акционеров компании, имевших право голоса (обладатели 10 и более акций), сибир­ских купцов было немногим более десяти: П.Ф. Шумилов, М.А. Мыльников, М. Сибиряков, И.В. Оболтин, Ф.Е. Сизых, С.А. Шелихов, Литвинцовы, Мясниковы, Нерпин, Е.Ф. Ла­рионова, Л.И. Зубов и некоторые другие. Этим лицам при­надлежали не только паи компании, но и ремесленные пред­приятия, снабжавшие своей продукцией русские поселения на Аляске [6].

Это позволяет выделить в истории Русской Америки ир­кутский период, предшествующий организации РАК, а имен­но с 1740-х по 1799 г. — время, когда Иркутск по своему функциональному назначению и по концентрации купеческих капиталов, использовавшихся в морских промыслах на Алеутских островах, был первой столицей Русской Америки. На­пример, во время организации «Американской соединенной компании» из 18 подписавших купцов 14 были иркутянами [7], многие семьи которых за полвека до этой даты осваивали русскую Аляску, строили Иркутск и бороздили просторы се­верной части Тихого океана [8].

После 1799-1801 гг. история Русской Америки в Иркут­ске может рассматриваться только в рамках Иркутской кон­торы РАК, т. е. как один из административно-контрольных институтов в цепочке получения доходов (от С-Петербурга до Ново-Архангельска). На это обстоятельство указывают данные по контент-исследованию документов, собранных в сборнике «Российско-американская компания и изучение Ти­хоокеанского севера, 1815-1841 гг.» [9]. После 1815-1822 гг. какой-либо статистический анализ документов РАК, связан­ных с деятельностью иркутского купечества, вообще затруд­нительно проводить, так как упоминания малочисленны и неконкретны. Из всех выше указанных имен купцов, кото­рые стояли у истоков зарождения РАК, к концу 1820-х гг. в социальной памяти иркутян сохранились только имена по­томков Шелихова, Мыльниковых, Дударовских, Сизых [10]. В первую очередь это связывалось с интригами, которые раз­ворачивались между купеческими кланами за право руковод­ства компанией.

Наиболее выдающаяся деятельность в этом направлении принадлежала Н.П. Мыльникову. Николай Прокопьевич Мыльников основал в Иркутске коммерческую компанию по добыче пушнины на Аляске и в Тихом океане, построил в 1791 г. один из первых частных каменных домов, в этом же году организовал работу кожевенной фабрики и вместе с бра­том Петром стал пайщиком в делах Г.И. Шелихова. В своих коммерческих предприятиях Мыльников походил на первого русского правителя Аляски — А. А. Баранова. Баранов, точно так же как и Мыльников, был поставлен перед необходимо­стью организации отлаженной промысловой деятельности при нулевом ресурсе и экстремальных условиях жизни. У них не было высоких столичных покровителей, как у Шелихова, и им было не до фантазий, какие позволял себе Шелихов. Мыль­никову пришлось организовывать корпорацию промышлен­ников, когда среди ее крупных пайщиков и руководителей- владельцев не было единства мнений. В данной ситуации реализовать все предлагаемые идеи и предложения было фи­зически невозможно. Поэтому, расплачиваясь по процентам, оставшиеся средства Мыльников вкладывал в важнейшие предприятия (чайную торговлю, кожевенное производство), позволявшие охватывать все азиатско-тихоокеанское направ­ление внешней политики России. Это позволяло Иркутской конторе РАК контролировать доходные операции на уровне готового выхода: Кяхта — торговля с Китаем, промысел в Охотском море, деловые сношения с испанцами в Мексике, не говоря уже о регулировании отношений на Аляске. Организованная Мыльниковым промысловая Иркутская промышленная коммерческая компания успешно конкуриро­вала с Американской компанией Г.И. Шелихова. К концу XVIII в. в городе было два каменных жилых дома. Из них один дом известен мало и является белым пят­ном иркутского краеведения. Это дом купца Мыльникова. По одному из преданий, дом Мыльникова на протяжении семи лет действия Иркутской конторы Российско-американской компании был ее штаб-квартирой.

Дом построили в 1791 г., о чем в иркутской летописи име­ется запись: «Сего лета окончен строением каменный дом иркутского купца Мыльникова» на углу Луговой и Мыльниковской улиц (в настоящее время это угол улиц Марата и Чкалова). Мыльников удачно выбрал место для дома в центре города. Достоверно пока неизвестно, сколько этажей было в этом доме, вероятнее всего, он был одноэтажным. До покупки РАК дома на ул. Спасо-Лютеранской (ныне ул. Сурикова, 24) для Иркутской конторы компании дом Мыльниковых счи­тался неофициальным центром американской промысловой деятельности купцов [11].

Особый статус дом Мыльниковых среди прочих купече­ских домов имел по той же причине, по которой, например, позднее дом купца и известного иркутского литератора Васи­лия Николаевича Баснина стал центром притяжения иркут­ского купечества, недовольного злоупотреблениями местных чиновников [12]. Достоверно известно, что в доме Мыльни­ковых критиковали деятельность временщика — сибирского губернатора Н.И. Трескина, притеснявшего купечество. Сре­ди недовольных политикой местных чиновников были купцы Трапезниковы, Дудоровские, Киселевы. В стенах дома Мыль­никова обсуждали специальный доклад императрице Ека­терины II, подписанный А.Р. Воронцовым, Г.Х. Минихом, И. А. Сомойловым, в котором высказывалась просьба о под­держке промысловой деятельности иркутян в Тихом океане и монополий. После своей поездки в Японию в гостях у семьи Мыльникова побывал сын Э. Лаксмана (одного из организато­ров экспедиции) — Адам. Собственно, этот случай и стал по­водом считать дом Мыльниковых центром притяжения всех заокеанских мероприятий.

Тем временем наследники Шелихова начали доминировать во всех североамериканских промыслах. Их противники и оппоненты были вынуждены признать такое положение дел и стать партнерами шелиховско-голиковской компании. И вновь это оказалось фикцией, видимой покорностью, пламе­нем подо льдом. Мыльников в союзе с другим иркутским куп­цом Старцовым инициировали ряд судебных дел против кла­на Шелихова, надеясь захватить контрольный пакет акций в свои руки. Не достигнув желаемого, в 1800 г., в тот момент, когда акции компании выросли до 3 600 р., Мыльников со своими сторонниками продают акции по 2 500 р., тем самым пытаясь подорвать доверие общества к клану Шелиховых. Все переговоры по интриге проходили в доме Мыльниковых. Опасаясь нового обострения отношений с Мыльнико­вым, наследники Шелихова перевели правление Российско- американской компании из Иркутска в Петербург, где си­туация им благоприятствовала, поскольку делам компании оказывали покровительство высшие сановники и царедвор­цы империи. В качестве «утешительного приза» Иркутская контора компании была по статусу поставлена выше, чем все прочие конторы, через которые осуществлялось управление Русской Америкой. Так, по воле случая, дом Николая Прокопьевича Мыльникова становится местом Иркутской конторы, пока 13 марта 1807 г. РАК не купила у купцов Осипа и Афа­насия Сизых здание по ул. Сурикова, 24. Хронологически этот период охватывает время с октя­бря 1800 по март 1807 г. Конечно, более точный ответ на этот вопрос могли бы дать почтовые отправления из Санкт- Петербурга в Иркутск за указанный период, которые в Ир­кутске, к сожалению, сохранились в небольшом количестве. Известно также, что корреспонденция РАК, адресованная правителям конторы в Иркутске — сыновьям Н.П. Мыльни­кова: Якову и Дмитрию, поступала в дом Мыльникова вплоть до покупки здания по ул. Сурикова, 24. Данный вывод сделан на основе небольшого числа экспо­натов одностендовой коллекции (16 экспозиционных листов), частично представленной в рукописи книги иркутских фила­телистов «Далеко в стране сибирской». Отмечая этот факт, мы вступаем в полемику с иркутским историком А.Н. Гаращенко, который на конференции в Иркутске в августе 2007 г., ссылаясь на материалы Государственного архива Иркутской области, указал, что до покупки дома у купцов Сизых конто­ра РАК располагалась в доме купца А.И. Лычагова [13]. Возможно, это было после высылки Н.П. Мыльникова в г. Баргузин. Точно так же могло быть три адреса конторы: в доме Мыльникова, в доме Сизых и в доме Лычагова. Благодаря своей кипучей энергии и грамотной организа­ции дела Н.П. Мыльников к 1800-м гг. стал самым влия­тельным горожанином и снова начал вынашивать планы по захвату контроля над компанией. Это обстоятельство спрово­цировало конфликт с Н.И. Трескиным, за что купца сослали в г. Баргузин, где он скончался. Паи в компании перешли к его сыновьям — Якову и Дмитрию. Оба стали правителями Иркутской конторы Российско-американской компании в Ир­кутске (ул. Сурикова, 24). С их именами связано строитель­ство многих домов, ставших «американскими» местами в Ир­кутске. До момента ссылки Н.П. Мыльникова в г. Баргузин корреспонденция РАК опять-таки поступала по двум адре­сам: в дом Мыльникова и в дом Сизых. Этот факт является доказательством одновременно того, что дом Мыльниковых можно считать первым местом расположения конторы РАК в Иркутске, и того, что Мыльникову приходилось постоянно отстаивать свое право лидерства в «американских» делах сре­ди других иркутских купцов.

При реализации научного проекта, связанного с домом Мыльниковых, появится возможность организовать музей­ную экспозицию, а затем музей Русской Америки в Иркут­ске, вполне способный объединить в себе две доминанты ре­гионального культурного развития:

  1. сохранение исторической памяти об иркутских промыш­ленниках — первооткрывателях и строителях Аляски;
  2. реконструкция ремесленной слободы Иркутска, откуда выходили будущие купцы-промысловики и мореходы, осваи­вавшие побережье Аляски до организации РАК. Актуальность проблемы состоит в сохранении историче­ской памяти об иркутских пионерах Аляски, а также в ис­следовании роли местного купечества в общем контексте раз­вития Североамериканского континента и колониальной по­литики в XVTII-XIX вв.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Дулов А.В. Памятники Иркутска, связанные с Русской Аме­рикой // Российские исторические чтения, посвященные 200-летию со дня смерти Г.И. Шелихова. Шелехов, 1995; Гаращенко А.Н. По­стройки Иркутска, связанные с Российско-американской компанией // Русская Америка: материалы III Междунар. науч. конф. «Русская Америка». Иркутск, 2007.
  2. Эта точка зрения находила и находит отражение в различ­ных источниках на протяжении последних 180-150 лет. Например: Новичкова О.В. Российская провинция первой четверти XIX века глазами французских современников. Саратов, 2007; Разгон В.Н. Сибирское купечество в XVIII - первой половине XIX в. Барнаул, 1998.
  3. Тихменёв П. Историческое обозрение деятельности Российско- Американской компании и деятельность ея до настоящего времени. СПб., 1861. Ч. 1. С. 63; приложение № 2.
  4. РГИА. Ф. 13. On. 2. Д. 52. Л. 11-12 об.
  5. Преображенский А.А. О составе акционеров Российско- Американской компании в начале XIX в. // Исторические записм 1960. Т. 67. С. 295-298.
  6. Там же.
  7. Корытный JI.M. Роль иркутян в открытии, освоении и изуче­нии Русской Америки // Российские исторические чтения, посвя­щенные 200-летию со дня смерти Г.И. Шелихова. С. 39.
  8. Дулов А.В. Указ. соч. С. 33.
  9. Количественно-качественная характеристика связи Иркутска и иркутян с торгово-промысловой деятельностью РАК за прошед ший период составлена по: Российско-американская компания и изучение Тихоокеанского севера. 1815-1841 / отв. ред. Н.Н. Болх витинов. М., 2005.
  10. Такой вывод напрашивается после статистического об­зора следующих работ: Пежемский П.И. Панорама Иркут­ской губернии... (Редкий фонд НБ ИГУ); Иркутская летопись 1661-1940 гг. / сост. Ю.П. Колмаков. Иркутск: Оттиск, 2003; Оглы Б.И. Иркутск: о планировке и архитектуре города. Ир­кутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1982.
  11. К началу XIX в. к числу главных сибирских акцио­неров принадлежало 15 человек. Совокупно они владели 776 акциями, что составляет всего 11 % всех акций РАК на то время. Самыми крупными сибирскими держателями акций были Мичурины, им принадлежало 258 ценных бумаг, Старцевы владели 112 акциями. В числе достаточно крупных ак­ционеров можно назвать томского купца Петра Федоровича Шумилова, ему принадлежало 92 акции. Томский же купец Михайло Алексеевич Мыльников и иркутский купец Михайло Васильевич Сибиряков имели каждый по 50 акций. Из старых акционеров продолжали состоять в компании Литвинцовы (22 акции), Сидор Андреевич Шелихов (28 акций) и Лаврентий Иванович Зубов (12 акций). Примечательно, что инициаторы создания Соединенной Американской компании иркутские купцы Мыльниковы, Дудоровские, Киселев, Су­хих и др. вышли из состава акционеров РАК. Продажа акций с их стороны была вынужденным шагом, на который куп­цы пошли потому, что не видели перспектив участвовать в управлении этой организацией. Обиженные иркутские купцы собирались в доме Мыльниковых. Еще одним интересным мо­ментом является то, что в число держателей акций вступили теперь томские предприниматели.
  12. В начале XIX в. противниками чиновничьего произ­вола в Сибири выступали крупные купеческие фамилии, во главе которых стояли иркутские купцы Константин Трапез­ников и Петр Баснин. Главным их орудием были жалобы, по­дававшиеся на имя императора Александра I. Однако такой прием борьбы с зарвавшимися чиновниками-временщиками в начале 1790-х гг. с успехом освоил Н.П. Мыльников.
  13. Гаращенко А.Н. Указ. соч. С. 54.

 

В.Ю. Титов

Материалы предоставлены порталу www.pribaikal.ru архитектурно-этнографическим музеем Тальцы

Тематические проекты
Cписок организаций-участников ...



Иркутские организации:









 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2017  All rights reserved