Город Иркутск Иркутская область
В Иркутске сосредоточен основной научный потенциал Иркутской области. Девять академических институтов города Иркутска входят в состав Иркутского научного центра СО РАН , пять институтов Иркутска представляют Восточно-Сибирский научный центр СО РАМН.

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Статьи

На велосипедах по Японии и Южной Корее (Часть 9)

Мое путешествие вокруг света «по кусочкам» продолжается. В этом году я собрался отправиться в путь с 17-летним сыном Никитой. Ему и предоставил выбор очередного маршрута: Средняя Азия в продолжение моих кавказских вояжей или Япония и Южная Корея. Никита, страстно увлекающийся аниме и роллами, ответил не задумываясь: «Папа, ну конечно, Япония!»

Берег моря

Завтрак по-корейски

Церковь в Йондоке

На выставке самолетов

Снимок на прощание

Деревушка у трассы

В мемориальном комплексе Син Дольсока

Син Дольсок

Последний взгляд на Восточное море

Расположились на ночевку

Корейский дворик

Цветущие деревья

Традиционно корейцы едят, сидя на полу

Закуски-панчхан

Выходим сытые и довольные

В городе Онджон

Магазин «7-Eleven»

Спа-курорт в Онджоне

Соджу — корейская водка

Дорога в горах

Перец поспевает

На перекрестке

Работяги

Протестантская церковь

Молитвенный зал

Деревенский дом

В глиняных чанах идет процесс ферментации

Автобусная остановка

Утро в корейской деревне

Город Йонджу

Двойной автопортрет

Сундубу ччиге — суп с тофу

Водопад в парке

Время обеда

Всего понемногу — неплохой набор

Суп

Овощные лепешки

Церковная ограда

В протестантском храме

Все природное разнообразие

На площадке для отдыха

Как тут не полюбить корейцев?

Встали в половине шестого, написали записку: «Спасибо, друг!», оставив ее на коврике. Помылись, даже почистили в туалете зубы, чего не делали уже давно, набрали воды и в путь.

Мы едем теперь совсем рядом с морем. Трасса шумная, широкая, до шести полос. Машин даже в это раннее время много и несутся они с сумасшедшей скоростью. Мало приятного ехать по такой трассе на велосипеде. Дома, выбирая маршрут, я полагал, что это окраинная, второстепенная дорога.

Остановились у придорожной палатки, возле которой лежат крупные круглые сливы и персики. Персики продаются коробками, в которые они уложены ровными рядами. Мы попросили только два. Хозяин взял пару из отдельной кучки некондиционных, протянул мне и показал на дорогу, езжайте, мол, денег не надо. Мы вежливо поблагодарили его, тогда он достал из ванны с холодной водой два пакетика персикового сока, тоже подарил. А потом взял еще два и протянул уже Никите. Ну какой народ, ни дня без подарка! Люди здесь просто подкупают!

Рядом едальня. Посетители располагаются за низенькими прямоугольными столиками, усаживаясь на тонкие квадратные подушечки. С помощью хозяйки выбрали что-то из меню на корейском языке, высказав ей свое опасение перед острым. Ждем. Вскоре на каталке нам привозят два металлических горшка с еще кипящим супом, по плошке риса и семь разных закусок-панчхан, половина которых совсем не острые, а даже сладкие: бобы, дырявые пластики семенных коробочек лотоса, пророщенные зерна, какие-то зеленые побеги, нарезанные кусочки поджаренной лепешки из зелени. Однако супы были островаты. Но в целом неплохо поели.

Добрались до Йондока. Оставив трассу, мы двинулись через этот маленький город. Увидели католическую церковь — она закрыта. Чуть подальше находится другая, протестантская. Молельный зал заперт, мы толкнулись в другую дверь и оказались в офисе, в котором сидел 55-летний кореец: «Чем могу помочь?» Пригласил нас зайти, тут же достал нам по бутылочке газированного напитка. По висевшей на стене карте Кореи мы рассказали о нашем маршруте и стали прощаться. Он предложил нам воды, но мы отказались: «Спасибо, у нас есть». Тогда он попросил подождать и через минуту вернулся с тремя банками пива «Cass». Не успел я уложить их в рюкзак, как он снова выбежал из церкви и сказал, что свозит нас в какое-то красивое место. Сели в его машину и поехали на вершину хребта, где машут своими крыльями лебедино-белые ветряки и устроена небольшая выставка военных самолетов. Затем мы спустились с горы, чуть дальше по хребту, и выехали на берег Восточного моря к декорированному крабовыми клешнями маяку. Завершив круг, вернулись к церкви. Тут он предложил нам еще и душ принять. Как после этого не полюбить корейцев?!

Поехали. Время 12:30. Солнце жарит. Температура явно больше 30 градусов. На две минуты слазишь с велосипеда, чтобы что-либо сфотографировать, а садишься уже на раскалившееся седло.

Мемориальный комплекс в месте рождения генерала Син Дольсока — предводителя народного ополчения, боровшегося в начале ХХ века с японцами за независимость Кореи. Для местных корейцев Син Дольсок — это символ железной воли и силы жителей уезда Йондок.

Прежде чем приступить к осмотру, мы облились водой из шланга с головы до ног, прямо в одежде. Стало легче. Теперь и комплекс можно посмотреть. Он велик по площади, но кажется пустоватым. Отстоящие друг от друга павильоны под черепичными крышами либо закрыты, либо не имеют почти никакой экспозиции. Но хоть отдохнули немного.

Снова едем. Через час езды, взмокшие, купаемся в море. Соленые волны ласково раскачивают нас, как в колыбели, заботливо оттесняя к берегу.

Ехали мы ехали и вдруг как-то неожиданно созрело решение покинуть шумную 7-ю трассу. По американским меркам, это целый фривей, по которому здесь вполне позволительно ехать велосипедистам. В маленьком городке Пёнгхе в сторону Сеула через горы направляется трасса 88. Мы свернули на нее и вдруг оказались на тихой двухполосной уютной дороге, зазмеившейся среди рисовых полей и маленьких сельских поселений. Дорога с обеих сторон засажена невысокими деревьями с розовыми гроздьями цветов. Так красиво!

На небольшом пригорке у дороги, прямо напротив сельских домов, замечаем площадку для отдыха, на которой стоит несколько разных тренажеров, столы со скамейками и деревянная беседка в национальном стиле три на три метра. Начавший накрапывать дождик подталкивает нас остановиться на ночь прямо в этой беседке под защитой черепичной крыши. Такой ночевки у нас еще не было. От множества больших комаров поставили палатку, и она ярким желтым пятном расцвела над дорогой.

Через хребет Кёнсан

В половине шестого меня разбудили шаги человека, прошедшего недалеко от павильона, и вскоре что-то громко затарахтело. Придется вставать! Быстро собираемся и сбегаем от неприятного звука: идет обработка рисового поля с помощью распылителя, висящего, как ранец, за спиной.

Ночью дождя не было, но утреннее небо в тучах, того и гляди закапает.

Проехали всего пять километров и в какой-то деревушке на развилке дорог к удивлению своему увидели уже работающую харчевню. Заходим. В пустом зале завтракают три корейца, расположившиеся за низеньким столиком на деревянном полу. Хозяйка смотрит на нас удивленно, непонимающе. Наконец опомнилась, показала в висящем на стене меню что-то за 7 тысяч вон. Мы соглашаемся и теперь ждем, что это будет.

Скоро нам приносят целый комплексный завтрак из 14 плошек: суп из тофу с овощами и перцем, рис, два кусочка рыбы, залитые перечным соусом, по поджаренному яйцу, а остальное — панчхан, закуски из солено-маринованных овощей: капуста-кимчи, огурец, редька дайкон, какие-то зеленые побеги и целые листья. Очень неплохо! Даже можно было бы и поострее. Кажется, понемногу мне начинает нравиться в Южной Корее.

Через три километра въезжаем в славный чистенький городок Онджон с находящимся в нем спа-курортом. В центре его множество работающих магазинов и хотя нам ничего особенно не нужно, заглядываем в один из них посмотреть на ассортимент. От покупок, конечно, не удержались. Ники набрал по акции «2+1» энергетических напитков «Hot-6», а я взял попробовать «корейское традиционное вино». Однако вкус перебродившей бражки крепостью 13 градусов меня не впечатлил, как и ранее попробованная рисовая водка — соджу.

Так же как и в Япони, в Корее мы постоянно мокрые и липкие. Едем словно в банной парной. Со лба льет потоком, разъедая солью глаза. Рубашка промокла вся, до последней нитки, а не только под мышками и на спине. Время же только 10 часов. Из-за хребта начинает выглядывать солнце и скоро припечет по-настоящему.

В начале двенадцатого мы выбрались на перевал через хребет Кёнсан. От городка Онджон проехали 14 километров, да до него сделали девять.

Сразу за перевалом расположилась небольшая деревушка, на окраине которой раскинулась арбузная бахча. Не удержались и, не спросив никого, сорвали один арбуз. Увы, он оказался неспелым, только-только начал краснеть. Однако вполне сочный, и мы умяли его без остатка.

На этой бахче все арбузы лежат на пластиковых подставочках, а на следующей каждый плод завернут в газету.

Проезжаем мимо длинных рядов зеленых кустиков, на которых яркими огоньками пламенеют стручки красного перца. С перцем в Южной Корее мы встречаемся везде: во всех ресторанах, на рынках, в полях и огородах. Надо сказать, что до XVI века красного перца здесь не знали. Он был завезен на Корейский полуостров португальцами, и за два-три века настолько вошел в употребление, что теперь слова «острый» и «вкусный» в корейском языке стали синонимами.

В садах возле деревенских домов зреет хурма, на яблонях рясно висят яблоки, каждое из которых запаковано в светлый бумажный кулек. Дальше потянулись длинные гряды лука, укропа, салата, под которыми проложена черная полиэтиленовая пленка. Вот по распаханной земле вновь раскатывают рулон пленки, что-то будут садить. А здесь уже собирают дайкон, загружая картонными коробками грузовик.

В 13 часов останавливаемся пообедать. Заказываем то, что уже едят двое сидящих за столом работяг: лапшу с овощами в густом соевом соусе. Блюдо вкусное и дешевое — всего по 4 тысячи вон.

После небольшого спуска на развилке дорог меняем трассу. Дальше двигаемся по 31-й. Новый сельский населенный пункт. На горке возвышается церковь с христианским крестом. Поскольку Никита укатил вперед, я захожу в нее один. Простой зал без алтаря, посередине кафедра для выступления пастора. Два ряда скамеек со спинками и мягкими сиденьями. Никаких религиозных скульптур и изображений, все выглядит как конференц-зал. Это протестантская церковь. При входе установлен диспенсер, рядом лежат пакетики кофе «Maxim» «два в одном», стоят баночки чая каркаде и растворимого кофе робуста.

Христианские церкви мы видим в каждом населенном пункте и часто не по одной. Сегодня в Южной Корее христиане — различные протестанты и католики — превышают число последователей буддизма. А около половины жителей страны вообще не считают себя приверженцами какой-либо религии.

К половине шестого одолели второй перевал с тоннелем на самом верху и покатили вниз, пролетая километр за километром. Через полчаса мы съехали к крупной реке, которая ниже по течению запружена плотиной и образует большое водохранилище. Впереди еще один перевал, через другой хребет. Но это будет уже завтра.

Поднявшись от реки на горку, остановились возле одиноко стоящего дома в сторонке от трассы. Дом закрыт, хозяев нет. Палатку поставили прямо во дворе на зеленой травке.

Чем пахнет в Стране утренней свежести?

Полночи рядом в лесу рявкали олени, а под утро над нами надоедливо завывал голубь: «Ту-тур-ский поп, ту-тур-ский поп…»

Выехали в 6 часов. Утро густо завешано туманом. Место ночевки оказалось недалеко от развилки дорог и вскоре мы перебрались на новую трассу, 36-ю. К сожалению, это снова широкое шоссе с разделительным забором между полосами движения и на глазах оживляющимся потоком машин по мере наступления дня. Расстояния в Корее указываются до ближайших городов, и мы пока ни разу не видели километража до Сеула.

Позавтракать удалось только около 10 часов, когда въехали в город Йонджу, одолев c утра 38 километров. По пути нас угостили холодным корейским кофе в баночках. Мы хотели дождаться вареной кукурузы, но кореянка только раскочегаривала свой котел, и мы в нетерпении отправились дальше.

Зато завтрак в Йонджу мы заслужили: и проехали порядочно, и проголодались изрядно. Едим сундубу ччиге — густой суп с тофу, и уже знакомый нам пибимпап — рис с овощами и поджаренным яйцом.

После завтрака не спеша проехали по городским улицам. Поэтическое название Южной Кореи — Страна утренней свежести, но попахивает в ней часто отнюдь не свежестью.

На выезде из Йонджу завернули в большой супермаркет, набрали разных вкусностей, каких еще не пробовали: сушеные плоды ююбы (jujube), или китайского финика, кондитерские палочки-циллиндрики, наполненные порошком зеленого чая, конфеты, печенье и пару новых чайных напитков.

Проезжаем мимо городка Пхунги. Никита укатил далеко вперед, его не докричаться, не досвистеться. А параллельно шумной, безликой трассе другая дорога идет через город. Я расстроился, что мы упустили возможность еще что-нибудь посмотреть. Никиту как молодой растущий организм интересуют в первую очередь те места, где можно что-нибудь съесть или выпить. Хотя, когда притормозишь его в достопримечательном месте, он тоже смотрит с интересом.

Начало второго. Возле дороги небольшая едальня в традиционном духе. Обувь здесь снимают на улице, перед входными дверями. Меню только на корейском, а потому заказываем, ориентируясь на цену блюд — 6–7 тысяч вон. Едим, отдыхаем, охлаждаемся, но не под кондиционером, как в Японии, а в воздушных потоках напольных вентиляторов.

В стороне от трассы замечаем необычной формы, явно протестантскую церковь. Поехали посмотреть. Церковный двор заполнен множеством молодых людей. Оказалось, что это летний христианский лагерь. Ребята приехали сюда из Сеула. Из всей большой группы лишь один человек отлично говорит по-английски, другие — на нашем уровне, а то и хуже. Они с интересом порасспрашивали нас о нашем вояже и подарили на прощание по паре бутылочек энергетических напитков — для поддержания сил.

А дорога между тем потянулась в гору. После сытного обеда ехать тяжело, мы сразу взмокли с головы до пят. Хорошо, что подъем продолжался недолго, всего семь километров. Мы потратили на него менее часа. С нашей стороны перевала расположились закусочные и просторные павильоны, в которых сидят компании проезжих людей. С другой стороны ведется торговля женьшенем, другими кореньями, а также корой, наростами, клубнями, луковицами неведомых нам растений. Мы с любопытством прошлись мимо всего этого разнообразия, поудивлялись, а потом, сев на велосипеды, с ветерком понеслись по виражам спуска. Наша промокшая от пота одежда на время стала почти сухой...

Внизу ведутся работы по расширению дороги, помешавшие мне увидеть нужный отворот. Минут 20, а то и 30, пока не сообразили что к чему, мы отмахали по другой трассе. Пришлось возвращаться. Пересекли по мосту текущую через населенный пункт речку и из последних сил снова поползли в гору.

На выезде из поселка на площадке с тренажерами, между автостоянкой, закусочной и птичьим двором, в котором бормочут индюки и кудахчут куры, видим деревянный павильон восьмиугольной формы. Устоять перед ним невозможно. Разувшись и оставив сандалии на ступеньках, улеглись на гладком, чистом полу, и давай пить кофе кружку за кружкой, разводя пакетики холодной водой. Когда стало темнеть, тут же, под крышей павильона, поставили палатку. И в это время полил дождь. Мы хорошо устроились!

Юрий Лыхин,
июль-август 2016 г.

На Байкал

  • Листвянка
  • Ольхон
  • Заказ микроавтобуса в Иркутске

 

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2018  All rights reserved