Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Новости, статьи

На велосипедах по Японии и Южной Корее (Часть 10. Заключительная)

Мое путешествие вокруг света «по кусочкам» продолжается. В этом году я собрался отправиться в путь с 17-летним сыном Никитой. Ему и предоставил выбор очередного маршрута: Средняя Азия в продолжение моих кавказских вояжей или Япония и Южная Корея. Никита, страстно увлекающийся аниме и роллами, ответил не задумываясь: «Папа, ну конечно, Япония!»

Утро в горах

Завтрак в придорожном магазине

Приветливые корейцы

Упакованные персики

Ююба еще зеленая

Сельская глубинка

В ресторане

Усатый будда

Богослужебные инструменты

Изображение на дверях храма

Заготовки монахов

На равнине

Ремонтируемся

Перед входом. Каменные фонари теперь устанавливаются только для красоты

Ночевка на рисовом поле

Строительная площадка

Город Йонъин

Йонъин. Вдоль речки

Цапля в городе

Приготовление кимбапа

Кимбап

Велосипедная мастерская

Обеденное время

Все готово к употреблению

Красное — острое — вкусное

Высотки Инчхона

В метро

Улица. Конец дня

В пивном баре

Бармен

В центре Сеула

Старое и новое

Дети на прогулке

На проспекте перед королевским дворцом Кёнбоккун

Караул Кёнбоккуна

Стражники

Старинный корейский дом

Лунолицый

Шеренга древних

Корейский мотив

Речка Чхонгечхон — одна из достопримечательностей столицы

Вывески

Сеул современный

Покидаем горы

В 5:30 проснулись, вяло собрались. Вчера проехали не более 70 километров. Остается три дня пути, а сколько нам еще ехать, неизвестно. 2 августа мы должны быть в Инчхоне, городе-спутнике Сеула, а утром 4 числа вылететь в Иркутск.

До 3 часов ночи рядом с нами гуляла шумная мужская компания, под конец запевшая дурными голосами. А потом каждые пять минут до рассвета надоедливо горланили петухи…

Горы вокруг затянуты туманом. Влажно, сыро. Дорога то вверх, то вниз. Вниз — хорошо, а вверх — что-то тяжко. Накопилась многодневная усталость. Уже никуда не хочется ехать. Быстрее бы Сеул.

Позавтракать остановились в магазине, взяв два суши-рулета (кимбап), кофе и бутылку рисового отвара с медом. Заварили и по коробки лапши, конечно.

И снова тащимся в гору. Никита скрылся за поворотом. Два корейца, торгующие при дороге, машут мне: «Подъезжай». Налили воды, угостили виноградом. Я вежливо пощипал веточку. Поговорить не удалось, английского они не знают, но приветливо поулыбались друг другу. На дорогу получил вареный початок кукурузы.

Везде поля, огороды, сады. Вот персиковая роща возле сельского дома. Все плоды на деревьях завернуты в желтую бумагу. А тут растут усеянные мелкими крапинками круглые груши. Дальше деревья ююбы, рясно увешанные пока еще зелеными плодами. Чайный напиток из них приятный, с легким кисловатым привкусом. Кстати, если говорить о настоящем чае, из листьев чайного дерева, то за все время нашего пребывания в Корее мы видели его в магазинах всего несколько раз — только зеленый, листовой и измельченный в порошок, как в Японии.

К 13 часам доехали до города Чхунджу. С места нашей ночевки 56 километров. Очень неплохо за полдня! Останавливаемся пообедать в единственном работающем на развилке дорог заведении. Нам принесли две лапши с мясом и зеленым луком, плюс рис и, как обычно, разные закуски. В заведении много людей, мы едим и с любопытством наблюдаем за окружающими.

Не успели закончить обед, как на улице раздался сильный раскат грома. Выходим. По небу быстро ползет черная туча, навстречу несет плотную белесую пелену, протянувшуюся до самой земли. Едва успели спрятаться под навес авторемонтной мастерской, устроенной возле трассы, как разразился ливень. Мы постояли минут десять, потом удобно расположились в кабине стоявшего здесь грузовичка, я даже задремал. А вскоре и грозу пронесло. Отправляемся дальше.

Выехав к городу Джанховону, мы окончательно преодолели горы и оказались на равнине. На перекрестке городских улиц нас останавливает высокая статуя будды с нарисованными усами и приветственно поднятой рукой. Заходим в ограду монастыря и оказываемся в тихом оазисе, отрешенном от окружающего беспокойного мира. В таких местах даже неверующие люди отдыхают душой.

Перебравшись на новую трассу, покатили по широкой дороге, рядом с которой раскинулись ровные пространства рисовых полей, за ними сельские дома, а еще далее — невысокие темно-зеленые горы. Солнце садится, мы едем и едем вслед за ним…

Когда до наступления темноты осталось менее часа, нашли отворот в сторону и остановились на чистой лесной лужайке, словно для нас и предназначенной.

Тяжелый день

Утро не задалось. Прокол на заднем колесе моего велосипеда оказался чреват съемкой колеса неизвестной доныне конструкции с тормозом не на ободе, а на оси. Я выхожу из себя, ничего не понимая. Ники спокоен и у него лучше получается справиться с задачей.

Утро туманное, очень влажно, клей не сохнет. Первая заплата не взялась, пришлось разбирать заново. Вторая заплата вроде приклеилась. Убили на все это два часа.

Поехали, а камера опять сдувается! Располагаемся на асфальте, снова снимаем колесо и ставим запасную камеру. Еще около часа потратили вместе с устроенным тут же небольшим перекусом.

Поехали и, о боже, опять камера сплющилась! Похоже, что тут дело в покрышке. И точно, кроме железячки, которую мы вынули раньше, в ней торчит еще и проволока. Сказка про белого бычка — начинай сначала! Снимаем колесо, разбортовываем, меняем камеру, вновь устанавливаем колесо. Время уже 10 часов…

Проехали несколько километров, задняя камера разом спустила — заплата плохо приклеилась. Снова сказка про белого бычка! Ну и утро!

А в 13 часов, когда со всеми велосипедными проблемами было покончено, разогрелось солнце. Печет, как никогда раньше. Мы с удовольствием заходим во все встречающиеся по пути магазины. Покупаем только напитки. Выпьем залпом, посидим немного в холодке, немного опомнимся и снова на улицу, словно в ад ныряем, как в топку. В общем, день на выживание!

Впервые увидели щит, указавший расстояние до столицы — 105 километров.

Цикады в Корее стрекочут по-другому, чем в Японии, громко завывая: ви–ви–ви–вииу, ви–ви–ви–вииу… В конце концов, это становится невыносимым!

В 17 часов перебираемся на 42-ю трассу. К сожалению, это опять шумное шоссе с разделительным забором посередине. Параллельно идет федеральная трасса, которая, как и в Японии, называется expressway. Туда нам нельзя. А большинство других корейских дорог — это именно такие широкие трассы, как 42-я, по которой мы сейчас едем, страдая от шума и оживленного движения.

Только в 18 часов жару «выключили», и ехать стало легче. За 15 километров до города Йонъина, находящегося в 40 километрах к югу от Сеула, останавливаемся на дальнем краю рисового поля, примыкающего к зеленому склону горы.

Тяжелый день сегодня выдался!

Как приготовить кимбап

Ночью около нас кто-то осторожно ходил. Похоже, это олени. Встали в 5:30 с надеждой, что сегодня доберемся до финиша.

В начале восьмого въехали в Йонъин. А тут опять поломка! Теперь у Никиты лопнуло новое звено цепи. Та же ситуация, что и с покрышкой — перед самым концом путешествия приходится тратиться на ремонт уже ненужного нам велосипеда. Мастерскую нашли с помощью пожилого улыбчивого человека, ехавшего туда же на своем велосипеде. Но мастерская еще закрыта, откроется только в девять, через час.

Отправились по находящимся рядом улицам, надо где-то поесть. Попали в кимбапную, понаблюдав, как приготавливают это популярное в Корее блюдо. Женщина привычно расстелила на столике небольшую бамбуковую циновку, положила на нее сушеный лист ламинарии и размазала по нему слой приготовленного на пару́ риса. Затем из стоящих тут же судков достала и выложила на рис нарезанные длинной соломкой маринованные дайкон и морковь, стебли папоротника, еще что-то неведомое и слегка присыпала все свежей зеленью. С помощью циновки туго скрутила все в цилиндр, отрезала ножом торчащие кончики начинки и разрезала рулет на шесть ровных по толщине роллов. Блюдо готово и его уже несут к столу. Дальше дело за нами. Берем палочками кусочек, обмакиваем его в соевый соус и в рот. Блюдо очень простое, имеющее множество вариантов в зависимости от наполнения разными ингредиентами. Заимствовано оно из японской кухни и является одним из вариантов суши, но, как говорят, отличается от него тем, что в кимбап не кладут сырую рыбу.

В девять мы вернулись к мастерской, в которой хмурый пожилой мастер заменил вышедшее из строя звено. Наш знакомый велосипедист, уступивший свою очередь на ремонт, выхватил у мастера масленку и щедро пролил маслом цепь и все крутящиеся у велосипеда места. Заплатили, в общем, недорого — 5 тысяч вон.

До следующего после Йонъина города Сувона по дорожным обозначениям 19 километров. Мы едем по городским улицам под жгущим солнцем. В кимбапной обратили внимание на прогноз погоды по телевизору — в районе Сеула 33–35 градусов. Это самая высокая за все время нашего путешествия температура.

Солнце подернуто легкой дымкой смога — бедой всех мегаполисов. Город Йонъин совершенно слился с Сувоном, граница между ними чисто условная. На одной растяжке через улицу написано: «Гудбай Йонъин», а на другой, буквально через несколько метров: «Добро пожаловать в Сувон». Везде идет строительство, там и здесь упираются в небо многоэтажные высотки. Лет через 50 эти города соединятся с Сеулом в гигантские каменные джунгли. Уже сегодня агломерация Сеул–Инчхон насчитывает почти 24 миллиона жителей — четвертое по численности место в мире.

Через многочисленные светофоры да по тротуарам между снующими людьми выбирались из Сувона очень долго. Но к 15 часам все же выехали. До центра Инчхона остается 47 километров.

Дорога 42 превратилась в восьмиполосную, движение стремительное, шум адский. От него я начинаю звереть. И так еще несколько десятков километров. Постоянно настороже, как бы на тебя кто-нибудь не наехал. Все-таки Корея не для велосипедистов, которых здесь видно гораздо меньше, чем в Японии.

До Инчхона мы все-таки не добрались, остановились в 23 километрах от него. Свернули в сторону от трассы по дорожке, ведущей к огородным теплицам, и расположились на ровном пятачке с задней стороны большого курятника. Но выбирать уже не приходится. Зато завтрашняя ночь у нас забронирована в городских условиях — в цивилизации и комфорте.

Добрались!

Встали в 5:40 и поутру, пока относительно прохладно и на трассе еще не так много машин, покатили к Инчхону. Очень быстро въехали в черту города. По пути уточнили число, не ошиблись ли мы, действительно ли сегодня 2 августа? Из всех гаджетов у нас с собой только ручные механические часы.

Увидев указатель к 110-й трассе, ведущей к отсыпанному в море острову, на котором в 2001 году был построен международный аэропорт, направились туда. Немного поплутали по дороге. Выехали после тоннеля к пропускным воротам Toll Gate и, засомневавшись, что нас туда пропустят, повернули было в противоположном направлении, через свою полосу и ограждение, как нам вдогонку побежал служащий ворот:

— Туда нельзя!

— А куда в аэропорт?

— В этом направлении дальше.

Дальше, так дальше, поехали. По вантовому мосту добрались до очередного высотного микрорайона. Увидели идущую рядом 110-ю трассу, но решили переспросить дорогу у женщины за рулем авто, остановившегося рядом.

— О, на велосипедах на остров нельзя, только на машине.

— У нас нет машины.

— На автобусе номер 303. Остановка там.

Мы посовещались с Никитой и решили все-таки поехать на велосипедах. Благополучно добрались до 18-километроваго моста, поднявшегося над землей на высоких ногах, но только заехали на него, как сзади забибикала машина службы обслуживания моста:

— По мосту на велосипедах нельзя.

— А как добраться?

— Автобус, сабвей.

— Где остановка сабвея?

— В Центральном парке.

— А где Центральный парк?

— Следуйте назад, два моста, сворачивайте направо.

— Окей, спасибо!

Сажусь на велосипед.

— Ой, нет, нет, нельзя! Только вести.

И они оба пошли с нами до самого начала моста. Один впереди, размахивая красным флажком встречным машинам, а другой сзади, громко вереща свистком.

Довели, сфотографировались с нами и доброжелательно попрощались.

Мы добрались до остановки метро, как нам советовали. До аэропорта можно добраться только с пересадкой. 23 остановки до линии, ведущей в аэропорт, а потом еще четыре через пролив на остров, где располагается наш гестхаус в двух остановках от здания аэровокзала.

В 15 часов мы, наконец, оказались в своем номере и смогли смыть пот и грязь всего путешествия. Приведя себя в порядок, как белые люди, оправились погулять в район нашей станции метро, пестрящий вывесками отелей, баров, всевозможных закусочных, ресторанов, кофейных и бейкери.

Прошлись по нескольким маркетам, купили, уже домой, разного корейского чая, потом зашли в бар, в котором я познакомил Никиту с ирландским пивом «Гиннесс», сваренным непосредственно в Дублине. Настоящий «Гиннес» сильно отличается своим вкусом от того, что выпускается нашей «Балтикой».

Затем заглянули в другой бар, здесь выпили по бутылочке «Миллера» и «Бадвайзера», закусив хорошо поперченным мясом на шпажках. Ни в этом, ни в предыдущем заведении никакого корейского пива, в почете только иностранные сорта.

Закончили вечер в «Пицце-хат» возле нашего гестхауса. Красота! А еще утром мы ночевали возле курятника.

В Сеуле

За ночь в двухместном номере гестхауса мы заплатили 50 тысяч вон, за две ночи, соответственно, 100 тысяч вон, или 100 американских долларов. Просыпаемся в чистоте и комфорте, наслаждаемся завтраком и отправляемся смотреть Сеул.

На метро доезжаем до огромного здания центрального вокзала. И первое, что удивляет нас — это лежащие прямо на асфальте привокзальной площади нищие. Как-то не ожидали увидеть здесь подобное.

Ноги сами вывели нас к королевскому дворцу Кёнбоккун. Он был построен в конце XIV века, когда на Корейском полуострове воцарилась династия Чосон, а город Ханян, как тогда назывался Сеул, стал столицей государства Великий Чосон. Перед входом на территорию дворца с интересом наблюдаем за красочной сменой караула, инсценировкой былых времен.

Находим музей современного искусства, в котором нас завораживает четырехъярусное сооружение со льющейся водой, струи и капли которой складываются в слова на английском, русском, корейском и китайском языках. В другом зале принимаем участие в лепке глиняных колобков, приобщив свои творения к большой общей композиции. Наконец, устав, лежим на полу в мягких креслах в одном из холлов, слушая игру на виолончели…

В Национальный фольклорный музей заходить уже нет сил. Ограничиваемся осмотром старинных корейских жилищ, восстановленных возле музея, бродим по «лесу» из древних каменных изваяний...

Наша прогулка по городу ничем особым не отличается от тысяч подобных, которые совершают все приезжающие в столицу Южной Кореи туристы. Но гулять по Сеулу очень приятно — это красивый и интересный город. Никита, который с недоверием и даже некоторой обидой не раз выслушивал мои замечания о том, что Иркутск — большая деревня, в Сеуле вынужден был с этим согласиться. Однако день сегодня очень жаркий и ходить по городу настолько тяжело, что в пятом часу мы вспомнили про свой гестхаус. Пожалуй, надо закругляться. Завтра утром нам предстоит возвращение в Россию…

Продолжение следует

Ну, вот и все! Мы в аэропорту Инчхон. Прошли все регистрации и контроли, сидим у своего выхода в ожидании посадки. Печально. Закончилось очередное путешествие.

Вспоминаю, что когда-то, в советские годы, меня не пустили в турпоездку по Чехословакии. В те годы я не ходил на обязательные для всех демонстрации. И директриса музея, в котором я тогда работал, отказалась подписать необходимую для поездки характеристику, сказав мне прямо в лицо: «Я не знаю, как вы там себя поведете». Так я не попал в первый раз за границу, а из музея решил уволиться. Сейчас же я наверстываю упущенное, каждый год отправляясь в новую страну.

Чаще всего я езжу один, редко кто решается составить мне компанию. Однако в этом маршруте со мной был мой младший сын. Любой же спутник вносит в путешествие свои коррективы. В полной мере это проявилось и в нашем случае. Никита по молодости своей еще мало интересовался культурой стран, по которым мы проехали. Впрягшись в педали, войдя в ритм езды, он готов был ехать безостановочно. Единственно, что соблазняло его останавливаться — это еда и всевозможные напитки в автоматах и комбини. Если в прошлогоднем путешествии по Америке, экономя валюту, я питался, в основном, сидя у своей палатки, и только в обед угощал себя едой в кафе или ресторане, то в Японии и Корее мы дважды, а то и трижды в день заходили в места, где можно было потешить желудки. Потому в этом описании так много внимания отводится еде — тому, от чего мы получали больше всего впечатлений.

Несмотря на то что мы пробыли в Японии три полных недели, у меня осталось ощущение, что мы ничего не успели увидеть в этой необыкновенной стране. Километраж был большой, мы гнали, чтобы осталось время еще и на Корею. А понравилась Япония очень! Вообще, как мне кажется, в Японии хоть раз в жизни надо побывать каждому культурному человеку.

Конечно, впечатления наши, здесь изложенные, очень поверхностны, случайны и лишь в малой мере отражают реальную жизнь в Японии. Это естественно для любой кратковременной поездки, тем более что приезжая в страну, которая тебе нравится, ты невольно становишься похожим на влюбленного, не замечающего недостатков своей пассии. Люди, знакомые с Японией не понаслышке, свидетельствуют, что там очень непростая жизнь, с довольно жесткими правилами и установками, кажущимися иностранцам, мягко говоря, странными. Вот, к примеру, что пишет в своем романе «Восток есть Восток» писатель Корагессан Бойл: «В Японии принято считать, что любая услуга, любое одолжение, пусть даже незначительное и сделанное без расчета на благодарность, возлагает на человека долг чести, вернуть который можно, лишь сторицей воздав за оказанное благодеяние. Этот обычай разросся в целый утомительный ритуал, так что со временем люди, даже попав в беду, стали бояться помощи со стороны. Если японца сбила машина, он предпочтет ползти до больницы сам, только бы ни о чем не просить прохожих. Да и прохожий наверняка поспешит улизнуть — из уважения к страданиям несчастного и из нежелания обрушивать на его плечи страшный груз благодарности».

Ничего подобного туристы не замечают, да и слава богу! Вот и для нас увиденное в Японии осталось в памяти только как нечто заманчивое и привлекательное.

Вторая часть путешествия — по стране с другой стороны Японского моря, лишь укрепила сложившееся у нас впечатление. Еще 50 лет назад Южная Корея была страной третьего мира, отставая от Папуа — Новая Гвинея. Сегодня это одна из самых развитых азиатских стран. Но сравнения с Японией она все-таки не выдерживает. Уже с первого дня нам показалось, что Южная Корея очень похожа на Японию, но… в ней все хуже: победнее, погрязнее, попроще…

А в некоторых моментах эти страны даже противоположны. Один пример. Японцы — сдержанный народ, у них не принято задавать личных вопросов, вторгаться в пространство другого человека. В этом они похожи на американцев. У корейцев же наоборот: если ты не задаешь человеку никаких вопросов, значит, ты не интересуешься им…

Или другое. В японской кухне мало приправ. Каждый ингредиент японского блюда должен отчетливо «читаться». Корейская же еда красна от перца чили, едва ли не к каждому блюду подают сырой лук, чеснок и т. п. В результате, вне зависимости от того, что ты ешь в Корее, вкус большинства корейских блюд кажется одинаковым.

И тем не менее, сказать, что Южная Корея нам не понравилась, никак нельзя. От этой страны, в первую очередь от ее жителей, у нас остается теплое чувство…

Кто-то однажды сказал: «Если ты не на дороге, значит, ты на обочине». Идея кругосветки на велосипеде овладела мною настолько, что заканчивая один маршрут, я уже знаю, где будет пролегать следующий. К сегодняшнему дню я преодолел 16,5 тысяч километров. Порядочно, но это лишь малая толика того, что мне еще предстоит. Чувствую, что я попал в зависимость от идеи. Порой я буквально насилую себя, каждый раз собираясь проехать все больше и больше, несмотря на все трудности. Но остановиться уже не могу. Так что продолжение следует...

Юрий Лыхин,
июль-август 2016 г.

На Байкал

  • Листвянка
  • Ольхон
  • Заказ микроавтобуса в Иркутске

 

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2018  All rights reserved