Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Телефония для Вашего бизнеса. Подключение телефона в офис, организация междугородной и международной связи, комплексная телефонизация филиальной сети.
Вход

Новости, статьи

Соединенные Штаты: Взгляд с хайвея (Часть 8)

Об Америке написано и рассказано столько, что, кажется, невозможно добавить что-то новое. Эта мысль едва не заставила меня отказаться от всякой попытки изложения своих впечатлений. А с другой стороны, в наше время скоростей немногие используют для своих путешествий велосипед, в связи с чем я льщу себе надеждой, что за те два месяца, которые провел в велосипедном седле на дорогах США, мне удалось увидеть другую Америку, менее знакомую большинству туристов. Потому и появились эти самонадеянные записки…

Вилорог

Дорога к хребту

Томатный суп и крекеры

В Карризозо

Одиночество красного ослика

Глядя с высоты положения

Питер Ренич

Композиция у ворот

Возле авторемонтной мастерской

Под плотным покровом

Солнце сквозь тучи

Последние клочья грозы

Ветряк – символ прошлого

Торговый пост «Три реки»

То же по-испански

Глинобитное сооружение

Окно

Католический храм в Туларосе

Интерьер храма

Фисташки

В ресторане «Край Техаса»

Приближаюсь к Эль-Пасо

Эстакады

На границе с Мексикой

В центре Эль-Пасо

Тихий уголок города

Скульптура «Лето»

Картина Тома Ли

Магазин «Антик»

Возле хребта Франклин

Тортильи и бренди

Хлопковое поле

Цветок хлопчатника

Орехи пекан

В баре Ла-Меса

Пекановая аллея

Украшения дома

Винодельня «Сент-Клэр»

Ратафия

Вина Нью-Мексико

Рио-Гранде

Лас-Крусес

Карризозо – город ослов

Спокойную тишину ночи лишь изредка нарушали далекие взлаивания койотов и деликатное гуканье небольших сов.

Даже сегодня утром я продолжаю ощущать последствия от раскушенной вчера шишечки чоллы. Хотя на языке колючек осталось меньше, они «расползлись» по всей полости рта.

Во время завтрака к моей палатке безбоязненно приблизился рогатый самец вилорога, которого я спугнул накануне вечером. Такого количества разных оленей и антилоп, сколько я увидел за одну эту поездку по Америке, я за всю свою жизнь в Сибири не видел.

Весь вес моего багажа (велосипедный рюкзак-штаны, маленький заплечный рюкзачок) и сам я сосредоточены в большей степени на заднем колесе. Поэтому его покрышка к сегодняшнему дню износилась до гладкой поверхности, и я уже ждал прокола камеры, которого давно не было. Утром обнаружил, что заднее колесо спущено. Пришлось клеиться. Вместе с тем я поменял покрышки: на заднее колесо поставил покрышку с переднего, почти не износившуюся.

Выехал поздно, около 10 часов.

К полудню моя дорога добралась до далекого, казалось, хребтика и закончилась, влившись в хайвей 54, следующий на юг до самого Эль-Пасо. До него 143 мили. Очень хочется есть, но населенного пункта на развилке нет. Заварил себе две пачки сладкой овсяной каши с кленовым сиропом, но лишь раззадорил аппетит. А до возможности поесть или зайти в магазин еще 20 миль, и воды у меня осталось на один хороший глоток.

В этих местах водится необычная птица с длинным хвостом и хохолком, которая бегает лучше, чем летает, – калифорнийская земляная кукушка. По-английски ее называют Road Runner. Однако мне удается заметить этого «дорожного бегуна» только мельком, он проносится стремительно, со скоростью до 40 километров в час. Зато я часто вижу небольших изящных ящериц в желтую полоску, но с голубым хвостом.

Наконец одолел оставшиеся 20 миль и въехал в маленький городок Карризозо. Время 15.00. Первым делом спешу в ресторан, называющийся «Четыре ветра». И сначала воды со льдом. Какая вкуснота! Да еще с кусочком лимона. М-м-м…

Заказываю суп дня – томатный, горячий и густой, как пюре, который подают с солоноватыми крекерами. После супа любимые куриные крылышки (buffalo wings) меня вполне насыщают.

Теперь можно прокатиться по Карризозо. Городок, появившийся на карте Америки в 1899 году, оказался оригинальным. В нем, по существу, всего две улицы, а так много интересного. Совсем не ожидал увидеть в населенном пункте с населением в 1200 человек большую фотогалерею. В ней экспонируется и, разумеется, продается множество фотопроизведений разных авторов из Нью-Мексико. Один из них – Питер Ренич – симпатичный худощавый человек, работает здесь, исполняя все должности в одном лице. Он рассказывает, что город, увы, в последние годы стал понемногу хиреть.

Жаль, конечно, тем более что облик Карризозо весьма привлекателен для неравнодушных к искусству людей. Город заполняют фигуры декорированных осликов, располагающихся в самых неожиданных местах: и просто на улицах, и за стеклом витрины, наверху глинобитной ограды, и на плоских крышах домов. Я посадил батарею фотоаппарата, так много фотографировал здесь.

А потом с запада стала надвигаться черная грозовая туча, и я, уже выехав за Карризозо, вновь то и дело соскакиваю с велосипеда, чтобы запечатлеть эффектные пейзажи с далекими космами дождя и пробивающимися к земле копьями солнечных лучей.

Прокол в Аламогордо

Качу не спеша. Хайвей растянулся по обширной равнине между отдаленными горными хребтами, последними отрогами Скалистых гор. Зеленые букеты юкки возле трассы выбросили из себя высокие древовидные побеги, на верху которых, словно игрушки на новогодней елке, развешаны сухие семенные коробочки. Пронзительная синь неба, неровные линии хребтов, окутанных густой воздушной дымкой, бескрайние пустынные дали, не отягощенные излишней растительностью… До чего же красив штат Нью-Мексико! Действительно, земля очарования!

Подъезжаю к торговому посту «Трес-Риос» («Три реки»). Обозначенный на карте как населенный пункт, он состоит лишь из одного дома и довольно большого магазина в стиле пуэбло, заваленного разнообразными сувенирными изделиями. Но этого добра мне не надо, я покупаю только баночку нектара гуавы да свежую булочку с корицей.

Полдень. Продолжаю ехать навстречу солнцу и уже не первый день дующему мне в лицо ветру.

После замечательного Карризозо я невольно ожидал чего-то подобного и от следующего населенного пункта – Туларосы. Однако, увы, это совершенно невзрачное, неинтересное селение. Пообедал тривиальным салатом, не имеющим вкуса цыпленком гриль и невыразительным, ординарным кофе. В общем, одно расстройство.

Чтобы хоть как-то скрасить свое пребывание здесь, после обеда заглянул в бар и развлекся бутылочкой пива «Гиннесс», которое я полюбил, побывав когда-то в Новой Зеландии. Взял также новую бутылочку «Джека Дэниэлса», на сей раз с красной этикеткой. (Как потом оказалось, этот 35-градусный виски с корицей был очень хорош!)

А после пива все чудесным образом наладилось. Другая часть Туларосы, которую мне надо было миновать, оказалась гораздо приятнее, и я с интересом фотографирую церкви, улицы, дома. Возле особняков вздымаются темно-зеленые конусы кипарисов, появились первые пальмы. Электронный термометр показывает 96 градусов по Фаренгейту, примерно 36 по Цельсию. Но при постоянно поддувающем ветерке чересчур жарко не кажется.

Через 13 миль мне предстоит уже крупный, 35-тысячный, город Аламогордо. Его посещение стоит оставить назавтра, а потому сразу за Туларосой я собираюсь подыскать место для ночевки.

Но как часто бывает в путешествиях, планируешь одно, а получается нечто другое, подчас неожиданное. После Туларосы потянулись дома, то густо, то редко, но так, что до самого Аламогордо я не нашел никакой возможности остановиться.

На окраине города впервые увидел, как растут любимые мной фисташковые орехи. Они как раз поспевают. Фисташку из-за ее способности произрастать в безводных местах, из-за высокой питательной ценности и множества полезных качеств плодов на Востоке называют «деревом жизни». Я погулял между высаженными ровными рядами деревьев, пофотографировал висящие гроздьями орехи, а когда вернулся к велосипеду, обнаружил прокол на переднем колесе. Второй за сегодняшний день. Начал собирать проволочки лысой покрышкой.

Под вечер въезжаю в Аламогордо. Я уже решил для себя, что надо останавливаться в мотеле, и озирался по сторонам в поисках подходящего заведения, как налетел на большую, валявшуюся на тротуаре ветвь. В результате вытащил из покрышки целый сучок, проткнувший насквозь и покрышку, и камеру. Но понял это не сразу. Расположившись под уличным фонарем, трижды снимал и ставил колесо, которое никак не хотело накачиваться. Закончил ремонт лишь в 9 часов вечера. Проехал еще немного и поселился в захудалом мотеле «Ac» в номере за 45 долларов с бегающими по полу мелкими тараканами и маленькой остроухой мышкой. Да, ну и денек!

Будьте осторожны, сэр!

Как оказалось, мою запасную камеру прогрызла мышь. Та самая, которая пыталась свить гнездо в рюкзаке. Я обнаружил это только сегодня утром. Заклеил большой заплатой, но не знаю, выдержит ли?

Вышел из номера в 9.30. С помощью хозяина мотеля выяснил адрес велосипедной мастерской, где заменил лысую покрышку. Еще 32 доллара угрохал на этот велосипед. Дома за потраченные на него деньги купил бы три.

Пробитая вчера камера, с которой я провозился дотемна, все-таки спускает. Ну, незадача! От расстройства притормозил у мексиканского ресторанчика, слегка перекусил и снова занялся ремонтом… Все равно спускает! Приходится выбрасывать. Ставлю другую, прогрызенную мышью. Боюсь однако, что она тоже не вполне надежна. Возвращаюсь обратно в магазин-мастерскую и приобретаю запасную. Еще шесть долларов к тем 32-м. Да мотель 45 и ресторан девять. Ну и потратился же я здесь!

Только в первом часу взял направление на выезд из Аламогордо. Город большой, но не интересный, сделал тут всего несколько проходных снимков.

Наконец я на окраине Аламогордо, на 64-й миле 54-го хайвея. До границы со штатом Техас остается 64 мили, до Эль-Пасо – 84. Время 14 часов – самая жаркая пора. Из телевизионных новостей узнал, что дующий с юга ветер-суховей спасает Нью-Мексико и Аризону от проливных дождей, охвативших все тихоокеанское побережье США. Где-то в Юте случился настоящий потоп, унесший несколько человеческих жизней.

Сегодня, как и вчера, не меньше 35 градусов. А скорее всего, и больше. Хотя, может быть, мне кажется так потому, что спрятаться некуда и приходится ехать без всякой передышки. Достал из рюкзака баночку мандаринов в сиропе, а они горячие, едва не сварившиеся.

Проехал 25 миль. Мышиная камера тоже кончилась. Какое счастье, что я купил в Аламогордо запасную! Ставлю ее. Тьфу-тьфу…

За 60 миль до Эль-Пасо мне встречаются первые пограничные автопатрули, проносящиеся по хайвею. Ко мне машина подвернула, когда я на маленьком костерке в стороне от дороги кипятил воду для чашки чая.

– Что готовишь?

– Чай. Очень хочу пить.

Офицер тут же достает бутылку холодной воды и протягивает ее в дверцу.

– А еда есть?

– Еда есть.

– Куда едешь?

– В Эль-Пасо.

– Айди с собой?

– Нет, у меня паспорт. Я из России.

– Виза есть?

– Конечно.

– Можно посмотреть?

– Пожалуйста.

– Окей, документы в порядке. Приятного путешествия. Будьте осторожны, сэр!

На мой костерок он все время посматривал, но ничего не сказал. А когда через десять минут офицер проезжал обратно, от огня уже и следа не осталось – ветки прогорели, а угольки я затоптал.

К 17 часам изнуряющая жара начала спадать, и в 18 часов было уже вполне комфортно. К заходу солнца я успел проехать 35 миль, добравшись до маленького полуразрушенного населенного пункта Орогранд. До Эль-Пасо остается 50 миль.

В глухой темноте теплого южного вечера тарахтят вертолеты, возвращающиеся на военную базу, которая находится где-то рядом в пустыне…

Край Техаса

Ночью на трассе было тихо, но с раннего утра хайвей вновь оживился и зашумел. К 9 часам поднявшееся над горизонтом солнце сделало палатку жаркой и душной, заставив меня выбраться из нее и начать собираться к отъезду.

Вчера я вовремя остановился. Буквально через 100 метров с правой стороны потянулась обширная территория военной базы Форт Блисс, ограждение которой пестрит яркими предупреждающими объявлениями. А слева вплотную к хайвею подступила отделенная колючей проволокой линия железной дороги. Так что здесь было бы не расположиться.

Суховей стал ослабевать. С запада потянуло череду белых облаков, время от времени перекрывающих солнце. Для меня это радость – сразу становится прохладнее.

Дорога ровная, но впереди она всегда ограничивается каким-нибудь пригорком, а потому складывается впечатление, что я непрерывно еду вверх. Так и рвется наружу: «Да когда же кончится этот подъем?!»

Увы, к полудню облака растаяли, и солнце воссияло в полную силу. А поскольку никакой тени здесь не найти, то для того, чтобы перекусить, пришлось расположиться прямо под солнцем. Чашка горячего шоколада и столько же овсяной кашки с яблоком и корицей составили мой второй завтрак.

Еле дотянул до границы штата Нью-Мексико. Пересекаю последнюю в этом путешествии 32-ю параллель северной широты и въезжаю в штат Техас. На отвороте с трассы располагается ресторан с соответствующим названием: «Край Техаса». Суп дня снова томатный, но отличающийся от предыдущего. Надо сказать, что нигде в Америке по-настоящему вкусного супа я не получал. Так и здесь – варево весьма посредственное. Суп очень густой, сверху на горку гущи положено несколько ломтиков авокадо. Вот только этот экзотический фрукт и создает интересное по вкусу сочетание горячего и острого с холодным и нежным.

До Эль-Пасо всего 20 миль. Время 15 часов, и ехать в крупный город на ночь глядя не хочется. Поэтому я устраиваюсь в тени пышного куста, похожего на акацию с мелкими перистосложными листочками, и долго пью горячее пиво «Bud Light», закусывая его американскими конфетами типа вареной сгущенки. Не обращая внимания на укусы мелких рыжих муравьев, стремительно снующих вокруг меня, разглядываю карту США с сопредельными странами и наслаждаюсь отдыхом.

Но вот показалось, что жара начала спадать, смотрю на часы – время 17.10. И хотя все еще жарко, пожалуй, можно подниматься, чтобы подыскать место для более основательной остановки – для ночевки.

Устроился на рыжем песочке среди невысокого редкого кустарника на самом въезде в Эль-Пасо. Вокруг меня полным-полно зайцев, вольно скачущих от куста к кусту. Солнце между тем скрывается в надвинувшейся на Эль-Пасо густой иссиня-черной туче. Вскоре там засверкали молнии, началась гроза.

Я уже спал, когда непогода добралась и до меня. Но хотя предшествующий дождю шквал ветра оказался силен, ливень был недолгим, гроза прошлась здесь только краешком.

В Эль-Пасо

В половине 9-го я покинул место ночевки и в половине 11-го был уже в Эль-Пасо на самой границе с Мексикой. Поставил велосипед под транспарант «Вы покидаете Соединенные Штаты», сделал фото, направив фотоаппарат в сторону соседнего государства, и тут же увидел спешащих ко мне американских пограничников. Фотографировать границу нельзя, за это могут и в тюрьму посадить. Посмотрев мой снимок, офицер успокоился, тем не менее, мой паспорт унесли на проверку. С оставшимся пограничником я уже вполне дружелюбно продолжал разговаривать.

Паспорт не несут очень долго. Мой собеседник пошел узнавать, в чем дело. Вместо него вышли два других пограничника, которые предлагают мне зайти внутрь здания, усаживают в комнатку с несколькими задержанными мексиканцами и начинают копаться в моих рюкзаках. Строго спрашивают, зачем я здесь и почему фотографировал границу? Я почувствовал себя неуютно, почти преступником…

Наконец, не найдя в моих вещах и ответах ничего криминального, меня отпустили. Но настроение, конечно, сильно подпортили.

Направляюсь к даунтауну, нахожу двухэтажный музей искусств Эль-Пасо. На первом этаже выставлены картины молодого местного художника. На втором размещена постоянная экспозиция: от европейского Ренессанса до современного абстракционизма. Музей любопытный, немало экспонировавшихся работ мне понравилось, но от такого крупного города я все же ожидал большего.

Хотя одна работа меня сильно впечатлила. Она относится к стилю так называемого гиперреализма. Скульптура девушки в купальном костюме, лежащей на надувном резиновом круге, с каплями воды на теле, выглядит совершенно живой и натуральной. Ее автор Кэрол Фейерман – скульптор из Нью-Йорка – известна в Штатах подобными работами, выполненными из синтетических материалов.

Оценил я и местную знаменитость, уроженца Эль-Пасо, графика-иллюстратора, живописца, фотографа и репортера Тома Ли. Прожил он чуть ли не полный век, с 1907 по 2001 год, работал плодотворно и был, действительно, талантливым человеком. Его жизни и творчеству нашлось также место в экспозиции исторического музея, в котором я побывал следом. Здесь среди прочего в большом зале на нижнем этаже показывается сверкающая никелем пожарная машина столетней давности. Если я правильно понял, какое-то отношение к пожарному делу имел отец или дед Тома.

Что меня еще порадовало, так это то, что вход в оба музея был бесплатным.

Как ни жаль, но день быстро близится к концу, ночевать в Эль-Пасо я не собираюсь, поэтому сажусь на велосипед и устремляюсь на выезд.

В середине XIX века Эль-Пасо был разделен государственной границей по реке Рио-Гранде на две части, принадлежавшие США и Мексике. Сегодня в американском Эль-Пасо проживает 670 тысяч человек, из которых 80 процентов латиноамериканцы и только 14 процентов – белые. Население мексиканского Сьюдад-Хуарес вдвое больше и составляет более полутора миллионов человек.

Моя дорога на север, хайвей 85, направляется из Эль-Пасо вдоль сухопутной части границы, обозначенной металлическим сетчатым забором, высотой метров пять, через который хорошо видно мексиканский город. На этой стороне вывески на английском, на той – по-испански. Мексиканская сторона выглядит заметно беднее.

Заход солнца застал меня у городка Энтони на границе штатов Техас и Нью-Мексико. Снова располагаюсь на ночевку рядом с хребтом Франклина, примыкающим к Эль-Пасо с северной стороны. Но вчера моя палатка стояла к востоку от хребта, в пустыне Чиуауа, а сегодня к западу, в плодородной долине Месилла, протянувшейся по реке Рио-Гранде.

По долине Рио-Гранде

Спал я еще в Техасе, но рано утром, сразу после того, как тронулся в путь, пересек границу штатов и вновь оказался в Нью-Мексико.

Сначала еду по фривею I-10 (еще одна автомагистраль, протянувшаяся от океана до океана), но вскоре аварийная полоса на нем сужается настолько, что я начинаю мешать пролетающим мимо автомобилям. Перебираюсь на параллельную дорогу, идущую справа по краю пустыни. Здесь хорошо, свободно, но ничего интересного не видно. Тогда перемещаюсь на другую сторону от фривея, где по обоим берегам Рио-Гранде тянутся бесчисленные поля, фермы, населенные пункты. Миновал хлопковую плантацию, затем кукурузную, а еще чуть дальше обращаю внимание на высокие деревья с густыми кронами из темно-зеленых листьев. Под деревьями абсолютно чистая красноватая земля без всякой травы. Фотографируя, подхожу поближе, чтобы рассмотреть плоды и… вязну в жидкой грязи. Тем не менее, срываю один из крупных продолговатых орехов. В ближайшем магазине выясняю, что это пекан. Экзотика для меня.

В населенном пункте Ла-Меса вижу объявление фабрики, покупающей орехи пекан у населения. Есть я еще не хочу, поэтому иду в бар. Спрашиваю, есть ли у них красное пиво? Мне отвечают утвердительно, но подают не совсем то, что я ожидаю, уже второй раз в таком случае. На сей раз я вижу, как готовят этот интересный напиток. Смоченная водой кромка бокала предварительно обмакивается в соль. Затем бокал наполняют половина на половину томатным соком и светлым пивом «Coors Light», добавляют несколько капель острого соуса табаско, еще какой-то жидкий соус из фабричной бутылочки, черную соль и ломтик лайма. Коктейль готов. Вкус у него интересный: островатый, освежающий.

После Ла-Меса еще несколько миль вдоль дороги тянутся прекрасные пекановые рощи. Подчас ветви деревьев смыкаются над моей головой, образуя густую тенистую аллею.

Сегодня получается настоящая экскурсия по речной долине, поэтому я двигаюсь медленно, рассматривая все и фотографируя. Ничего подобного не увидишь с фривея, по которому мне скоро предстоит ехать до самого Тусона в штате Аризона.

Пересекаю Рио-Гранде. Здесь она, конечно, шире и полноводнее, чем у Таоса, но вода непривлекательная – мутная, глинистая.

Месилла – последний населенный пункт перед поворотом на запад по фривею I-10. Захожу в мексиканский ресторан и заказываю уже знакомое блюдо – «уэвос ранчерос». В этот раз глазунья из двух яиц вместе с бобовой пастой и рисом положены прямо на тарелку, а две горячие тортильи, завернутые в фольгу, подаются отдельно.

Не могу сказать, что от мексиканской кухни я в восторге. Своеобразно и, как правило, остро. Но если будет выбор, я отдам предпочтение китайской еде.

Обед заканчивается. Пора в путь. Я надеялся, что на улице хоть немного стало легче, но не тут-то было. Время 14.15, самое пекло.

Раз так, решаю заглянуть ненадолго в расположившуюся у дороги винодельню «Сент-Клэр», названную так по имени итальянской святой, одной из первых последовательниц Франциска Ассизского, основательницы ордена клариссинок. Устраиваюсь за стойкой, выбрав для дегустации красные вина, которые я предпочитаю белым. Пробую три разных вида из урожаев последних лет: пино нуар 2013 года, сира 2012-го и каберне совиньон 2014-го. Затем, разохотившись, прошу на десерт сладкую ратафию. Теперь, когда в голове слегка зашумело, мне уже и море по колено и палящее солнце не страшно.

Но вот и фривей I-10, круто повернувший на запад от оставшегося у меня в стороне города Лас-Крусес. Заезжаю на трассу, последний раз пересекаю Рио-Гранде и вперед, вдогонку за склоняющимся к горизонту солнцем. Курс на Аризону.

Ехал до самого заката, отмахав по фривею 23 мили. До Аризоны остается 116 миль.

 

Юрий Лыхин,
июль-сентябрь 2015 года

На Байкал

  • Листвянка
  • Ольхон
  • Заказ микроавтобуса в Иркутске

 

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2017  All rights reserved