Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Услуга ВидеокомфоРТ.  Облачное видеонаблюдение — это одна из самых передовых технологий удаленного видеоконтроля и хранения видеозаписей.
Вход

Новости, статьи

Соединенные Штаты: Взгляд с хайвея (Часть 4)

Об Америке написано и рассказано столько, что, кажется, невозможно добавить что-то новое. Эта мысль едва не заставила меня отказаться от всякой попытки изложения своих впечатлений. А с другой стороны, в наше время скоростей немногие используют для своих путешествий велосипед, в связи с чем я льщу себе надеждой, что за те два месяца, которые провел в велосипедном седле на дорогах США, мне удалось увидеть другую Америку, менее знакомую большинству туристов. Потому и появились эти самонадеянные записки…

Юта – «Жизнь на подъеме»

На природе с комфортом

Соляная поверхность

Солерос – растение солончаков

Омлет в бургерной

Автоматы для разлива напитков

Хребет Уосатч. На берегу Большого Соленого озера

Дыньки на продажу

Мормонский храм в Огдене

Церковь Иисуса Христа Святых последних дней

Возле японского ресторана

На углу улиц

В мексиканской забегаловке

Тихий уголок

Главный храм мормонов

В стремлении к небу

Возле храма

Дверные ручки

Библиотека генеалогического общества Юты

«Найдите себя в семейной истории»

Солт-Лейк-Сити. В центре города

Смога туманная дымка

На ветреном месте

Проход в хребте

Зона отдыха

Кусочек старой железной дороги

На вечной стоянке

Пастбище в горах

По свежеуложенному асфальту

Перевальный участок

На каменистом плато

Ангел в небесах

Въезжаю в Юту

И вечер, и утро были довольно прохладные. Но с появлением солнца сразу стало тепло.

Выезжаю около девяти. До следующего населенного пункта, Сноувилла, 38 миль и никаких съездов с фривея. А это значит – ни еды, ни питья. Так что с обедом сегодня придется потерпеть. Воды у меня всего полтора литра.

Придорожные щиты сообщают, что я еду по 20-мильному району пыльных бурь и рекомендуют не останавливаться по пути.

Первые десять миль проехал за полтора часа. Дорога завиляла по пересеченной местности. Справа и слева уже высятся заметные горки. 2,5 мили тащился вверх на возвышенность в 5530 футов (1840 м). Сейчас передохну, съем яблочко и поеду вниз.

После межхребтового перешейка, на который я забрался, трасса направилась в широкую межгорную долину. Дорога, к счастью, не столь оживленная, поэтому транспорт особо не донимает.

Оставил позади еще десяток миль. Неожиданно показалась зона отдыха, последняя в штате Айдахо, значит скоро граница с Ютой.

Проехал 36-ю милю с утра, и вот она, граница между штатами. Одновременно пересекаю и 42-ю параллель. Отсюда пошел новый отсчет миль, начиная с нуля. Время начало второго. До обеда надо сделать еще восемь миль.

За две мили до Сноувилла проколол заднюю камеру. Клеиться на дороге в жару да голодному совсем не хотелось. Несколько раз подкачивал колесо, пока не добрался до населенного пункта. Он совсем маленький. «Сабвей» на заправке отверг, увидев подальше домашний ресторанчик «Ranch House Dinner». Однако, увы, пива здесь не подают, а все обеденное меню состоит из салатов, бургеров и сэндвичей. Лишь на ужин готовят интересные блюда. Но при входе я заметил объявление, что сегодня предлагается чикен-суп. Его и заказываю.

Вкусно, но мало. Спрашиваю, можно ли получить омлет.

– Можно, какой вы желаете?

– Омлет с овощами.

– А какие тосты?

– А какие есть?

– Wheat (пшеничные), White (белые), Salador.

– Salador, пожалуйста. – Заодно и узнаю, что это за хлеб. Оказался ничем не примечательный белый.

Ну вот, теперь я полон: «I am fool». Расплачиваюсь: 3.85 – суп, 8.95 – омлет, с налогом 14 долларов, а с чаевыми – 16.

Теперь к неприятному – к замене камеры. Однако в тени да на газонной травке это занятие показалось мне дополнительным отдыхом. Вытащил из покрышки малюсенькую, не больше пяти миллиметров длиной, стальную проволочку. И откуда такие берутся!

Справился с грязным делом, допил бутылочку Джека Дэниэлса и покинул Сноувилл.

Время 16.00. На трассе еще жарко. К тому же она вновь пошла по горкам, поэтому плетусь кое-как.

Подул ветер. Удивляюсь, что не навстречу – подталкивает сзади. Но ехать все равно не хочется. Как только увижу подходящее место, буду останавливаться.

Вскоре, на 16-й миле, появился выезд, ведущий в маленькую долинку между гор. Я свернул и у тихой безлюдной дороги хотел расположиться среди высокой сухой травы. Но чуть поодаль заметил брошенную мягкую кровать, королевского, как в отелях, размера – «кинг-сайз». Выдутая ветром, она совершенно чиста. Упав на нее, я целый час бездумно лежал под теплым солнцем и обдувающим ветерком. Лишь когда захотелось чаю, встал и разжег газовую горелку.

Имея такую кровать, палатку я ставить не стал, решив переночевать под открытым небом. Солнце зашло в половине девятого, окрасив край небосвода розовым цветом, загорелся серпик нарождающейся луны. Запели цикады, под ветром волнуется желтое море травы… Я возлежу на королевском ложе посреди матушки-природы… Такой ночевки у меня еще не было!

Режимное предприятие. Омлет по-американски

Ночью ярко и чисто светили звезды. Млечный Путь туманным колесом прокатился по небу. Бесчисленное количество миров, среди которых наша Земля – лишь песчинка, а я со своим велосипедом – микроскопическая пылинка на этой Земле…

Утренний холодок заставил меня завернуться в спальник с головой, проснулся только в 7 часов, а через несколько минут появились первые солнечные лучи. Спал десять часов. Постоянная дневная усталость требует восстановления сил.

Отправляюсь около девяти. Через десять миль достигаю отворота с интерстейта 84 на 83-й хайвей штата, который идет ближе к Большому Соленому озеру. По нему и поеду. Любой возможностью свернуть с шумного фривея надо пользоваться.

Хорошая двухполосная асфальтированная дорога ведет меня в другую межгорную долину. Но с населенными пунктами тут, похоже, проблема. Первый из них, Хауэлл, я оставил в стороне, а дальше потянулись только отдельные ранчо и какой-то большой то ли промышленный, то ли военный комплекс.

Время половина 12-го, хочется есть. Сворачиваю в сторону по грунтовой дороге, развожу за пригорком костерок и завариваю овсяную кашку. Несмотря на запреты, разжечь огонь можно практически везде. Только когда дует ветер и есть опасность, что от искры загорится сухая растительность вокруг, я использую газовую горелку.

Уже не первую милю еду вдоль территории, заполненной огромными ангарами и огороженной высоким металлическим забором. Некоторые указатели проясняют, что здесь находится: «Двигательные системы», «Ракетные дисплеи». А вот и название всего комплекса: «Orbital ATK» – американская аэрокосмическая и оборонная компания. С некоторой опаской – все-таки режимное предприятие – рассматриваю, что находится за забором.

Проезжаю еще немного и оказываюсь на площадке перед въездом в ATK, на которой выставлена многочисленная продукция компании, снабженная техническими характеристиками на установленных рядом табличках. Ходи, смотри, фотографируй…

Поддувает легкий ветерок. Жарко, но не настолько, как в прошедшие дни. На табло в АТК было 86 градусов по Фаренгейту (чуть больше 30 по Цельсию). Дали окутаны белесой дымкой. Я только утром прочитал, что в Солт-Лейк-Сити, находящемся на высоте 1300 метров над уровнем океана, застаивается воздух, и агломерация города, растянувшаяся вдоль Большого Соленого озера, часто бывает затянута смогом.

Пока писал эти строки, сидя в тени придорожного щита, возле меня остановился пикап и пожилой водитель спросил: «Ты в порядке?» («Are you okаy?») – «Окей, спасибо!»

Еду дальше. Хребты раздвинулись, местность выровнялась, начались солончаки. Соскочил с велосипеда, чтобы разглядеть растрескавшуюся почву, как рядом снова притормозил автомобиль: «Нужна помощь?» Какие люди, прямо как в Азербайджане!

Рядом с дорогой побежал прохладный, чистый с виду ручеек. Вода однако в нем солоноватая.

К 15 часам, когда стало чересчур жарко, я одолел этот пустынный хайвей, протяженностью в 31 милю. Итого с утра проехал уже более 40 миль, шесть часов непрерывного кручения педалей. Немного утомительно.

Въезжаю в Коринн, поселок с населением в 700 человек. Закусочная здесь самая захудалая из всех, которые я видел до этого. Естественно, предлагаются в основном бургеры и сэндвичи. Это я даже не рассматриваю. Но есть салаты и даже омлеты. Ну что ж, омлет с ветчиной и сыром подойдет.

А омлеты, оказывается, везде делают однотипно. Яичный пласт складывается вдвое или втрое, внутрь его помещают какую-нибудь начинку, сверху – сыр. Рядом на тарелке укладывается мелко порезанная поджаренная картошечка. К омлету всегда приносят два-три тоста с вареньем или джемом. И если поначалу мне казалось странным сочетание омлета и джема, то уже сейчас я воспринимаю это как нечто вполне естественное.

Вкус самого простого блюда неизбежно зависит от того, кто его готовит. На сей раз я попал в мексиканскую бургерную под названием «Золотой колос». Обслуживающий персонал разговаривает между собой по-испански. Омлет мне принес толстый, вялый парнишка-мексиканец. И вроде бы омлет такой же, как и везде, а чего-то в нем не хватает.

Но, тем не менее, хоть наелся. Вместо «соды», как обобщенно называются в Америке все газированные напитки, обнаружил здесь разлив охлажденного чая и с удовольствием пил его.

Отправляюсь дальше.

Пересекаю оживленный, шумный фривей I-15, нахожу более подходящий мне хайвей 89, также идущий на юг, и выезжаю на него между городками Бригам и Перри. Здесь начинается сплошная застройка, входящая в почти полуторомиллионную агломерацию Солт-Лейк-Сити, поэтому найти себе местечко на ночь не просто. Однако «кто ищет – находит», говорит латинская поговорка. С левой стороны хайвея подступает горный хребет, туда не подашься. Я поворачиваю в сторону Большого Соленого озера и, не доезжая до фривея, вторгаюсь на краешек чьей-то частной собственности – окруженного колючей проволокой пастбища.

Время 18.30, подожду, пока не сядет солнце, а потом поставлю палатку. Пока добрался до этого места, накрутил еще почти десяток миль, а всего за день миль 50.

Завтра предстоит еще больше, если не захочу остановиться в каком-нибудь мотеле в Солт-Лейк-Сити.

Неловкий момент. В столице мормонов

Встал и собрался пораньше. Даже умылся и почистил зубы под бьющей из скважины струей воды. Без десяти восемь я тронулся в путь. Что день грядущий мне готовит?

Перри. Маленький рыночек у дороги, в большом деревянном контейнере со вчерашнего дня лежат дыньки, а рядом объявление: «Два доллара каждая. Положите деньги в металлический ящичек. Спасибо!»

Останавливаюсь у прилавка, пишу дневник. Как всякому русскому, хочется взять дыньку, но совсем не хочется платить за нее. Тем более что на улице ни души… Пока борюсь со своей совестью, замечаю поодаль ряд невысоких деревьев с какими-то крупными фруктами. Подхожу ближе – это персики, еще не вполне зрелые, твердоватые на ощупь. Тем не менее, срываю один попробовать. Возвращаюсь к дынькам. В конце концов, их тоже стоит отведать. Выбираю одну, покрупнее, поворачиваюсь к ящику и вдруг вижу выезжающую из-за угла полицейскую машину. Молодой страж порядка останавливается возле меня:

– Сэр, вы сорвали персик?

– Да… (тут я чувствую, что забыл все английские слова) …для вкуса.

В этот момент полицейский увидел зажатые в моей вспотевшей руке доллары.

– Не забудьте положить деньги в ящичек.

С этими словами он садится в машину и возвращается на свое прежнее место за углом.

Боже, как неудобно! За мной все время наблюдали…

Но это урок: в чужом монастыре свои порядки. С угрызением совести вспоминаю, что за ночевку на реке Пайетт я и не подумал расплатиться.

С подпорченным настроением доехал до города Огден. Как в Бригаме, так и здесь над городом высится белый, точнее, светло-бежевый храм с узкими, стремящимися вверх окнами. На здании выстроена многоступенчатая башня, увенчанная стройным шпилем, на котором трубит золотой ангел. По этому шпилю и ангелу легко понять, что я нахожусь возле храма мормонов, последователей церкви Иисуса Христа Святых последних дней. Если по всей стране мормоны составляют лишь два процента верующих, то в штате Юта их 60 процентов.

Время подходит к 11, возле ограды здания много машин, люди собираются на службу. Решаю и я зайти. В холле по обе стороны проходов в молитвенный зал стоят две пары в одинаковых светлых торжественных одеждах. Подхожу к одной из них. Пожилые мужчина и женщина с интересом пообщались со мной, но пройти внутрь не разрешили: в мормонский храм иноверцам доступа нет.

А центр города оказался просто замечательным! С любопытством прокатился по его улицам, на которых расставлены искусно раскрашенные скульптуры лошадей.

На выезде из города завернул в мексиканскую закусочную, чтобы попробовать, что такое буррито. Для таких же незнающих, как я: это свернутая в рулет лепешка с начинкой внутри. Своеобразный мексиканский вариант фастфуда. Начинка может быть самая разнообразная. Я выбрал курицу, кусочки которой смешаны с рисом, зеленым горошком, кукурузными зернами. Буррито был толст, как разжиревший американец, и я еле одолел его. Но любопытство удовлетворил.

Время 16 часов. Я на подступах к Солт-Лейк-Сити, осталось всего несколько миль. Однако добраться до него от Огдена оказалось непросто. 89-й хайвей, потянувшись вверх, ушел к самому хребту, затем спустился, пересек 84-й хайвей, ведущий через прибрежные горы на восток, потом стал оживленным и шумным, а когда слился с I-15, показался абсолютно невыносимым. Я уже готов был свернуть с него куда угодно, как меня остановила полицейская машина. По фривею на велосипеде ехать нельзя, здесь есть другие дороги, и показал как раз туда, куда и я собирался направиться.

Выехал на дорогу, идущую по низкому берегу Соленого озера. Здесь более-менее спокойно. Самого озера совершенно не видно. Весь горизонт затянут смогом, а подступы к воде укрыты густыми темно-зелеными камышами.

Наконец к 18 часам я оказался в центре города. Проехал мимо Капитолия, возвышающегося на холме, и оказался в самом известном месте Юты – на площади возле главного храма мормонов, строившегося в течение 40 лет, с 1853 по 1893 год. Некогда самое высокое здание в городе, теперь храм кажется совсем небольшим из-за выросших вокруг небоскребов. Но когда подходишь к нему вплотную, величественность здания чувствуется в полной мере. Внутрь его пускают только приверженцев мормонской церкви. Но сквер вокруг и здание специального информационного центра заполнены многочисленными туристами.

Через дорогу от Храмовой площади расположен музей истории церкви и искусства, в котором собраны экспонаты, так или иначе связанные с жизнью мормонов. К сожалению, музей почему-то закрыт, но зато открыта библиотека семейной истории – самая большая генеалогическая библиотека в мире. Генеалогическое общество штата Юта было создано более 100 лет назад, в далеком 1894 году. Ну а поскольку я сам занимаюсь подобными исследованиями, то с интересом захожу сюда. Из просторного холла виден краешек заполненного компьютерами читального зала. Спрашиваю поднявшегося навстречу дежурного, есть ли здесь материалы по генеалогии русских? – Конечно, есть, но в основном по тем, кто живет в США. Если необходимо, сюда можно послать специальный запрос даже из Сибири.

Мормоны, образование их церкви в штатах на Атлантическом побережье, переход сюда, на бесплодные берега соленого озера, превращенные их неутомимым трудолюбием в цветущие сады, основанный ими в 1847 году Солт-Лейк-Сити, заслуживший прозвище «Перекресток Запада» – все это чрезвычайно интересно, но… мне пора в путь!

Время 19 часов, я ринулся на выезд. Однако город велик. Вот уже и солнце покраснело, спустившись к горизонту, а я все не могу выбраться из городских кварталов. Проехал всю Главную улицу (Main Street), перебрался на Государственную (State Street), над которой вскоре показалось обозначение: «Хайвей 89. Юг». Это то, что мне и нужно.

Но темнеет все гуще и гуще. Выбравшись на пригорок, я увидел, что впереди передо мной разлито целое море огней. Ехать уже опасно, несущиеся мимо машины легко могут не заметить меня. Как назло, встречавшиеся до этого мотели напрочь исчезли. Я сворачиваю в сторону и на пустыре возле забора медицинской клиники начинаю раскладывать свою палатку. Сил уже нет. Время десятый час, полная темнота. Завтра пораньше смоюсь отсюда.

Завариваю чашку супа мисо, выпиваю ее и ложусь спать.

Вырваться из агломерации

Проснулся в шесть и еще с полчаса боролся с собой, не в силах подняться. Но затем быстро собрался и, поскольку завтрак пришлось отменить, уже без пятнадцати семь я катил по дороге.

Очень своевременно я вчера остановился. 89-й хайвей незаметно растворился в городе, и я заплутал среди улиц, ориентируясь только по шумящему справа фривею I-15.

Затем вдоль дороги начались ремонтные работы, потянулись карьеры, поднявшийся ветер понес густую пыль – неважнецкий участок.

Наконец я вырвался из Солт-Лейк-Сити, но в примыкающем к нему городе Лехи вновь сбился с пути и махнул две мили не по той дороге. Пришлось возвращаться назад и лишь около 10 часов я снова встал на нужный мне хайвей 89. Теперь только ехать, да поесть бы еще.

Еле дождался 11 часов, чтобы открылись рестораны, остановился у мексиканского. Заказал традиционную в мексиканской кухне энчиладу, представляющую собой тонкую лепешку из кукурузной муки, в которую завернута начинка. Начинка чаще всего мясная, но я предпочел морскую энчиладу. Ее подали на блюде с овощным гарниром, залитую излюбленным в Мексике соусом из пережаренных бобов, который, однако, перебил всякий вкус моря. Увы, ожидаемого удовольствия не получил.

Время 12.00, температура 85 градусов (30 по Цельсию). Второй день еду по нескончаемым городским кварталам. Горный хребет слева по-прежнему затянут смогом. Справа за ближайшим рядом домов ничего не видно. Поднадоело уже такое передвижение.

Сегодня жарче, чем вчера, прямо печет. В городе Орем остановился посидеть на зеленом подстриженном газоне в тени деревьев. Потом еще раз и еще, даже вздремнул немного.

В следующем городе, Прово, плотно слившемся с Оремом, я расположился на травке с бутылочкой пива и булочкой с корицей, когда ко мне подошли два парня-мексиканца. Они с интересом порасспрашивали меня, поудивлялись и попросили разрешения сфотографироваться, по очереди встав рядом со мной и моим груженым велосипедом.

Так, с передышками, я дотянул до 17 часов; теперь уже будет легче. Надо все-таки выбираться за пределы непрекращающейся застройки. Теперь-то я понимаю, почему Юту называют штатом-ульем.

После Прово потянулись городки поменьше. Но вот горы начали отступать в сторону, а следом за ними потянулся и мой хайвей. Вскоре в горном хребте открылся широкий проход, в который направилась автомобильная трасса. Туда же устремилась двухколейная железная дорога, а за ее полотном сверкнула быстрая полноводная речка. Вот это здорово!

Через несколько миль, найдя удобный переход через железнодорожные пути, я устроился на берегу речки Солджер-Крик. И вода, и дрова есть – просто замечательно!

Дорога в горах

Сегодня я отсыпался. Встал в половине восьмого и выехал только в половине десятого. Речка, на берегу которой я расположился, хороша. Это приток Спаниш-Форк – одной из рек, впадающих в озеро Юта.

Трогаюсь поздно, зато с желанием ехать дальше. Сразу начинается четырехмильный подъем в гору. Где-то здесь я должен пересечь 40-ю параллель, близ которой находятся Ереван и Стамбул – начало и конец моего предыдущего велосипедного путешествия.

Наверху вместо населенного пункта, который указан на карте, стоит всего два домика. И дальше, следующие 56 миль до города Прайса, похоже, ничего более крупного не будет. Праздничного обеда мне сегодня не видать.

Теперь я еду по 6-му федеральному хайвею. Рядом по железной дороге неспешно, с остановками, передвигается рабочий поезд. То я его обгоняю, то он меня. Когда я в очередной раз догнал локомотив, оттуда спрыгнул машинист, предложив мне половину упаковки маленьких бутылочек воды. Для всех их в моем переполненном рюкзаке места не найти, я взял три и от души поблагодарил машиниста.

Раз уж у меня появилась лишняя вода, можно перекусить. Спрятавшись в редкой тени куста тамариска, кипячу воду для овсяной кашки и чая. Вокруг порхает колибри, которая ненадолго зависает над цветком, а затем мгновенно перелетает к следующему.

Время около часа, жарко. Мою незавидную участь скрашивает лишь легкий ветерок. Миновал очередной указанный на карте населенный пункт – Милл-Форк. Ни закусочной, ни магазином здесь даже не пахнет. Ну что ж, путеводная звезда у меня – Прайс, до которого я должен добраться завтра.

Дорога все время понемногу ползет вверх. Еду на третьей, второй, а то и на первой скорости. 20 миль с места ночевки одолел только к 14 часам. А тут приятный сюрприз – зона отдыха. Посижу некоторое время в прохладе. Можно зарядить батарею фотоаппарата, поизучать предлагаемые бесплатно карты штата Юта.

Да жалко, что эта карта не попала мне в руки раньше. Тогда я и Большое Соленое озеро смог бы увидеть, и Солт-Лейк-Сити миновал бы гораздо легче. Но что делать? Я все больше убеждаюсь, что для осмотра достопримечательностей в Америке велосипед – не подходящий транспорт. Да у меня и задача другая: пересечь Соединенные Штаты, пользуясь своей мускульной силой. Увижу при этом то, что удастся.

Несоразмерны велосипеду даже некоторые природные памятники, такие как Йеллоустонский национальный парк или Гранд-Каньон. Поэтому я все больше склоняюсь к мысли миновать Гранд-Каньон, заменив его такими местами, как маленький городок художников Таос и столица штата Нью-Мексико Санта-Фе с его оригинальной архитектурой.

Зона отдыха, в которой я расположился, находится на высоте 2160 метров. Здесь как в музее под открытым небом воссоздали кусочек старинной железной дороги: под навесом стоит паровоз, рядом установлен резервуар для воды, вид которого хорошо знаком по американским вестернам.

Ну вот, отдохнул, целый час просидев в прохладном помещении, даже замерз. Можно двигаться дальше.

Жара на улице, конечно, еще не спала, но ехать стало явно легче. Правда, недолго. Я-то надеялся, что зона отдыха расположилась на перевальной точке, однако за крутым поворотом дорога и дальше потянулась в гору. Впервые вижу здесь большую отару овец.

Дорога поднималась еще пять миль, прежде чем я поднялся к Солджер-Саммит, находящемуся на высоте 7740 футов, или 2580 метров. Здесь есть заправка и маленький магазинчик. Я купил себе сэндвич с ветчиной, индейкой и сыром за 4 доллара, угостился мороженным за 2 доллара и, счастливый, покатил вниз.

Несмотря на то что проехал сегодня только 34 мили, готов остановиться – время уже 18.40. Но хайвей даже здесь, в горах, огорожен от потенциальных животных сплошным проволочным забором с обеих сторон. Сквозь него не проберешься, приходится ехать дальше.

Через четыре мили нашелся отворот в сторону по грунтовой дороге. Я поднялся по ней вверх, распугивая маленьких смешных зайцев в невысоком кустарничке, и расположился на возвышенном, уединенном месте, вдали от шума хайвея.

Итого сегодня за день 38 миль, и хотя они были в гору, устал не сильно. 60 километров – это норма, которая дается мне теперь довольно легко. Даже побродил вокруг, пофотографировал окрестности, которые напоминают мне Монды на границе Бурятии и Монголии.

На ужин заварил чашечку кофе и вновь овсяную кашку. Завтра в Прайсе надо будет закупать продукты. Из съестного у меня осталась только пачка лапши и пакетик овсянки, и все.

Солнце село быстро, без 15 девять уже темно. Отбой!

 

Юрий Лыхин,
июль-сентябрь 2015 года

Наши друзья

Терракотовый слон.
Студия керамики и гончарного
мастерства
  для взрослых и детей


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2017  All rights reserved