Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

Телефония для Вашего бизнеса. Подключение телефона в офис, организация междугородной и международной связи, комплексная телефонизация филиальной сети.
Вход

Новости, статьи

Путешествие на бисиклете: От Еревана до Стамбула (Часть 11)

Осенью 2014 года состоялось очередное путешествие Юрия Лыхина, осуществляющего свою идею «кругосветки по кусочкам». Новый маршрут стал продолжением его кавказского путешествия 2012 года и, начавшись в столице Армении Ереване, завершился в турецком Стамбуле. Средством передвижения, как всегда, был велосипед, или бисиклет, как он называется по-турецки.

На полянке среди леса

Заиндевевшее растение

Интернациональный жест

Кёфте

Продавцы у дороги

На вершине холма

Мальчишки из Гереде

Навстречу солнцу

Холодное утро

Перед спуском

Цены на топливо

Солнце в камышах

Небесное волнение

Измит

Застройка берега

Измитский залив

Городская улица

На берегу Мраморного моря

На рейде

Трасса по берегу

По Стамбулу

Какой-то культурный центр

Босфорский пролив

Суда Босфора

Жизнь хороша!

На ночь я утеплился, как мог, затем среди ночи «включил» обогрев палатки – с десяток декоративных свечек, купленных по дороге, а потому практически не мерз. Утром полог палатки был во льду. Велосипед, трава и кусты вокруг покрыты густым инеем. Быстро разгоревшийся огонь создает оазис тепла в этом заледеневшем мире. Жизнь хороша! В таких случаях я вспоминаю своих предков, пришедших в XVII веке в Восточную Сибирь по своей или не по своей воле. Им приходилось гораздо труднее, чем мне: и край был совершенно неизвестен, и палаток и спальников у них не было…

Еду. Ветра нет, солнце сегодня греет, осталось несколько дней до Стамбула. Все замечательно!

Маленький населенный пункт – Исметпаша – в два десятка домов. Осматривать здесь нечего, но я вижу локанту и решаю позавтракать второй раз. Молодой полноватый турок предлагает поджарить кёфте. В ожидании, когда блюдо будет готово, я не спеша пью горячий сладкий чай.

Следом за мной заходит человек, который начинает говорить по телефону… по-русски. Он оказался грузином, живет в Тбилиси. Вспомнили с ним Лежаву: «Царствие ему небесное!» На прощание он желает мне удачи и выражает надежду увидеть меня в книге рекордов Гиннеса.

После Исметпаши начинается затяжной подъем. Продавцы овощей на обочине дороги приглашают выпить чаю. Сидевшие за столом женщины, налив мне стаканчик, пересели за другой стол, подальше. Беседую только с мужчинами. На прощание фотографирую их и снова в гору.

Становится жарко. Радуюсь этому, памятуя о вчерашнем дне.

Лишь в начале четвертого добрался до города Гереде. Здесь моя трасса встретилась с автобаном, следующим в Стамбул из столицы, из Анкары. Встретилась, но не слилась. По автобану проезд пешеходам и велосипедистам, на конных повозках и тракторах запрещен. Моя трасса D-100 следует параллельно автобану.

Городок приятный, особенно в хорошую погоду. Улицы облиты солнцем. Однако когда въезжаешь в тень здания, становится зябко. Проехался по маркетам, набрал разных продуктов, даже новую лапшу нашел, целых трех видов. Теперь не терпится остановиться, чтобы все это попробовать.

Последний час ехал прямо на закатывающееся за горизонт солнце. С остановкой припозднился. Уже запели муэдзины, собирая правоверных на вечерний намаз, а я только нашел место, где можно поставить палатку. Но дрова собрал быстро, и вот уже в темноте уютно пылает огонек костра…

Последний хребет

Утром снова все вокруг было во льду и пышном инее. Приходится ждать, когда выйдет солнце и хотя бы слегка обсушит палатку. Выезжаю только в половине десятого.

Посмотрел другую карту Турции, физическую, после чего стало понятно, почему дорога никак не направляется вниз. За городом Бóлу, до которого осталось 30–35 километров, предстоит хребет с тем же названием, и лишь после него я покачусь в приморскую низменность.

Бóлу я миновал, не заезжая в его центр. Направился дальше, к хребту, стремясь преодолеть его и заночевать уже внизу.

Сразу за городом начинается сперва легкий подъем, затем покруче…

Долго ли, коротко ли, но я выбрался на самый верх, где на выровненной площадке расположились торговцы нехитрыми сувенирами. С кромки обрыва открывается широкий вид на сбегающие вниз темно-зеленые отроги хребта. Где-то справа находится Черное море, где-то слева – Мраморное, а дорога устремляется между ними в прикрытую смогом долину.

С ветерком спускаюсь вниз, останавливаюсь перед городом Дюздже. Так намерзся наверху, что боюсь поверить в наступившее тепло. Проехал сегодня около 80 километров.

На приморской равнине

Да, здесь, на равнине, намного теплее. Утром на палатке и вокруг нее была густая роса, а не иней и лед. Спалось прекрасно. Я на последнем отрезке пути, до Стамбула всего 200 километров.

Плотно завтракаю. Лапша с солеными перечными оливками и масляной хлебной лепешкой, две чашечки кофе «три в одном», две кружечки чая «Чайкур», печенье и конфеты меня вполне насыщают.

Вскоре въезжаю в затянутый грязной пеленой смога Дюздже. Значительную часть его населения составляют потомки эмигрантов с Кавказа и Балкан. В XIX веке турецкие султаны активно призывали мусульман из завоеванных Россией регионов и отделившихся от Османской империи балканских стран приезжать в страну и обустраиваться здесь. Немало мусульман нашло в Турции новую родину.

Есть еще не хочется, но попробовать что-нибудь новое я не прочь. Увидел на стекле витрины слово «пилав (плов)». Захожу и получаю чашку сваренного в молоке риса с мелкими кусочками курицы. Консистенция у пилава такая же, как у чорбы. Неожиданное блюдо. Оказывается, бывает плов и такой.

Здесь, внизу, солнце жарит как летом. Еду в одной футболке. Многочисленные ящерки резво бегают по камням придорожной стенки.

На пути маленький городок. Подходит время обеда. Нахожу уютную локанту, в которой заказываю тушеную с красным перцем и помидорами курицу. На столе в маленькой стеклянной плошке лежат тоненькие стручки острого зеленого перца, от которого во рту все заполыхало. Заливаю огонь чистой водой, расфасованной в пластиковые стаканчики.

Однако пора двигаться дальше.

Взбираюсь на небольшую возвышенность по трассе и начинаю постепенный спуск к городу Адапазары, административному центру ила Сакарья. Адапазары также и большой индустриальный центр, в котором размещено немало различных производств, в числе которых автомобильный завод «Тойота». Над городом висит плотный серый полог смога.

Проехав Адапазары, расположился на ночь над озером Сапанджа. Вокруг стрекочут цикады. Из какого-то дома над трассой разносится прекрасная восточная музыка. Прямо жалко заканчивать маршрут. До Стамбула 120 километров. Иншалла, послезавтра достигну его.

У Мраморного моря

На берегу озера еще теплее, просто лето – я спал совершенно раздетым. Проснулся до восхода солнца и наблюдал у костра, как оно встает, озаряя землю светом и украшая ее цветом.

Росы не было, и я опасаюсь, как бы дождь не подпортил мой финиш.

Озеро Сапанджа протянулось на добрых полтора десятка километров. Оно представляет собой отделившуюся некогда часть Измитского залива Мраморного моря. Я еду по менее населенной северной стороне озера. Хорошо просматривающийся южный берег густо застроен.

Проезжаю озеро, и вскоре выглянувшее солнце высветило впереди застройку большого города. Я на подступах к Измиту, всего в нескольких километрах от Мраморного моря.

Измит – очень приятный город населением в 330 тысяч человек, расположившийся на узкой прибрежной полосе вдоль моря и по возвышающимся над морской гладью холмам. Поднимаюсь на высокий пешеходный переход через автостраду и железную дорогу, разглядывая открывшийся мне город. Затем дохожу до морского залива и омываю в нем лицо и руки. Все так просто и буднично. Где-то там, далеко в Сибири, мы думаем о Мраморном море как о чем-то чудесном и недоступном. А тут оно настолько естественно, что даже не вызывает удивления – так, вроде бы, и должно быть.

К Измиту, центру граничащей со Стамбулом провинции Коджаэли, с той и с другой стороны примыкает несколько 100–150-тысячных городов: Картепе – Измит – Дериндже – Кёрфез. На протяжении многих километров тянется сплошная городская зона.

Солнце светит в глаза, жарко. Сворачиваю с трассы, выезжаю на грунтовую дорогу, идущую по берегу моря. И с удовольствием окунаюсь в прохладные воды моря.

А потом – еду, еду, еду… Только в шестом часу вспоминаю, что у меня маловато воды для ужина. Подъезжаю к заправке, а взяв бутылку воды в магазине, обнаруживаю, что у меня спустила камера. Вот досада! Моя запаска не заклеена. Разбортовываю колесо – так и есть, беда всех автозаправок и мастерских рядом с ними – в покрышке и в камере торчит стальная проволочка. Приходится заниматься ремонтом на виду у персонала и многочисленных автомобилистов.

День склонился к самому вечеру. Можно остановиться здесь же, рядом с заправкой и трассой, но последнюю ночевку мне хочется провести на берегу Мраморного моря, и я устремляюсь по дороге в гору. Между тем трасса огибает мыс, на котором устроился какой-то городок, и уходит в сторону, а потом, когда она выбирается наверх, я неожиданно влетаю в город Гебзе. Мчусь по дороге, пытаясь найти съезд в сторону моря. Уже в сумерках нахожу нужный отворот, следую по нему и тут зажегшиеся огни города показали, насколько далеко я оказался от моря.

Несмотря ни на что пытаюсь прорваться к цели. Петляю по улицам города, спускаюсь и поднимаюсь по прибрежным горкам и наконец останавливаюсь у широкого темного провала. Путь преграждает огороженная металлическим забором железная дорога, по которой проносится скоростной поезд. Прохожий турок показывает, что надо возвращаться назад. Я машу рукой в сторону моря: «Дениз (море)?». Турок показывает руками, что там вот такая высокая дамба. Ну, не больно-то и хотелось. Я нахожусь возле возведенной, но еще не действующей мечети. Рядом разбит маленький цивилизованный парк. Захожу в него, прячусь в дальнем от центральной дорожки уголке и на мягкой подстриженной травке под оливковым деревом ставлю палатку. Вечер теплый, я в футболке и босиком располагаюсь на травке поужинать сухим пайком. Уголок города тихий, слышны лишь отдаленный гул машин да голоса муэдзинов, собирающих прихожан на последний намаз. В результате, место оказалось даже лучше многих предыдущих. Лишь бы дождя поутру не было. Проехал 95 километров. До Стамбула всего 50.

Въезд в Стамбул

И все-таки вчера меня обнаружили. В 11 часов ночи, когда я уже давно спал, появились два турка в форме службы безопасности и разбудили меня. Некоторое время мы препирались, разговаривая кто по-турецки, а кто по-английски пополам с русским. Турки всячески дают понять, что мне нельзя здесь останавливаться. Я слышу повторяющееся слово «ясак», что в переводе с турецкого означает «запрет». Мне же остается кивать на темноту да на начавший накрапывать дождик. Сошлись на том, что к шести часам утра я отсюда уеду.

В 5.20 я проснулся, а тут и секьюрити подошли. Под их зубоскальство и подшучивание я уложился, пожал им руки и сказал: «Бай-бай!». Двинулся от приютившего меня парка вверх по дороге, и тут мне стало ясно, почему меня раскрыли. Вчера, вывернув из какого-то второстепенного района, я попал на недавно отстроенную элитную улицу. Потому здесь и секьюрити, которые добросовестно отрабатывают свою зарплату.

В 6 часов утра, еще в темноте, город стал просыпаться. Появились такси, в булочные начали завозить экмек, побежали городские автобусы.

Поднимаюсь по улице до самого верха, а тут уже все просто – в нужных местах дорожные указатели, еду по направлению к «шехир меркези (городской центр)», а вот и моя автострада. Пора брать курс на Стамбул. Погода теплая, но пасмурная и сырая. Дождя, к счастью, нет.

Прокатившись с десяток километров, решаю позавтракать. Останавливаюсь на трассе в том месте, где можно перешагнуть через придорожный барьер и, без опаски оставив рядом с ним велосипед с рюкзаком, прохожу по городской улице. Нахожу открывшуюся локанту, съедаю блюдо из тавука у доброжелательных турков и снова в путь.

В течение нескольких часов приходится ехать в нескончаемом потоке автомобильного транспорта сначала по пригороду, а затем по окраине крупнейшего турецкого мегаполиса. На уличных указателях все чаще появляются надписи «Feribot», как называются паромы, курсирующие через пролив Босфор, и «Köprüsü», что значит «мост».

В полдень я выехал к Босфору. Вот она, эта географическая граница между Азией и Европой! На той стороне, уже европейской, виден собор Святой Софии, или Айя-Сóфии, как зовут его турки, с четырьмя минаретами вокруг круглого византийского купола. Рядом со мной плещутся о камни прозрачные зеленые воды, у берега покачиваются белые лодочки и катерки, дальше швартуются большие двухэтажные паромы. Картина восхитительная: высокое небо над сверкающим Стамбулом, синь уходящего вдаль пролива и скользящие над водой чайки…

Спускаю четыре лиры в кассовый автомат, получаю жетон для входа на паром и вскоре пересекаю на нем пролив Босфор. Высаживаюсь в исторической части Стамбула, бывшего Константинополя, ищу хостел и уже в 14 часов я обретаю себе пристанище за 30 лир в сутки. Принимаю душ, привожу себя в порядок и отправляюсь в город. Начинаются обычные для всех туристов дни осмотра достопримечательностей.

На Байкал

  • Листвянка
  • Ольхон
  • Заказ микроавтобуса в Иркутске

 

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2017  All rights reserved