Иркутская область : главная
Иркутская область, города и районы Иркутской области, ее жизнь, культура, история, экономика - вот основные темы сайта "Иркутская область : Города и районы". Часто Иркутскую область называют Прибайкальем, именно "Прибайкалье" и стало названием проекта, в который входит этот сайт.

"Большая Евразия"  цивилизационный проект, устремлённый в будущее.
Вход

Новости, статьи

Вновь об экспорте байкальской воды

Попытка журнала "Россия и Китай" побудить российское научное сообщество просчитать возможность и целесообразность экспорта байкальской воды в Китай всколыхнула не только ученых, но и общественность.

В священный Байкал сливают отходы БЦБК, подсланевые воды с сотен катеров типа "Ярославец", бросают бутылки из-под пива... Но продавать байкальскую воду в Китай, по мнению значительной части россиян, это кощунство...

По завершению 2-го Эрляньского экономического форума (где я был единственным участником из Иркутской области) мне, для журнала «Россия и Китай», дал интервью мэр города Эрляня г-н Мэн Сяньдун. На вопрос о том, насколько вырастет население города, например, лет через 5, Мэн Сяньдун ответил, что предел роста города – это 200 тыс. человек, т.к. его развитие сдерживает отсутствие питьевой воды...

Многие годы одним из главных аргументов всех экологов (и сочуствующих им) в пользу закрытия БЦБК был такой: воду в Байкале нельзя отравлять еще и потому, что эту воду можно экспортировать, наряду с нефтью и газом, за границу, в частности – в Китай. И понятно, почему я воспользовался возможностью выяснить непосредственно у потенциального потребителя байкальской воды – а как он относится к тому, чтобы покупать байкальскую воду для Эрляня?!

На что мне мэр этого небольшого («всего» 100 тыс. населения), но стратегически крайне важного для Китая городка, являющегося крупным транспортно-логистическим центром на границе с Монголией, с подкупающей прямотой ответил, что они, китайцы, готовы построить водовод от Байкала до Эрляня за 2-3 года... И дело только за тем, чтобы об этом договорились на уровне наших правительств.

Об этом разговоре я рассказал в журнале «Россия и Китай», там же было опубликовано мнение эксперта – доктора экономических наук А. Суходолова. При этом мнение в целом положительное – есть явный спрос в Китае, есть мировой опыт строительства таких водоводов, но надо считать, считать и считать... Считать, выгодно ли это нам, не несет ли каких-либо экономических и политических рисков, а если выгодно, то какой объем байкальской воды мы можем, безболезненно для, например, гидроэнергетики продавать Китаю и т.д. То есть налицо необходимость привлечь к изучению этой темы научное сообщество, общественность.

Возможность обратиться напрямую к научному сообществу у меня появилась, когда я был приглашен на расширенную сессию Восточно-Сибирского отделения Академии проблем водохозяйственных наук, посвященную Дню чистой воды.

 Там я выступил с небольшой презентацией, после чего на меня навалились с  вопросами… При этом некоторые вопросы звучали как обвинения примерно такого характера – да как я вообще осмелился даже думать о том, чтобы продавать святую байкальскую воду китайцам?! Пусть уж лучше она самотеком как бежала, так и бежит в Северный Ледовитый океан. Или - понимаю ли я, что своими проектами ставлю под угрозу национальную энергетику и национальную же безопасность, и т.д. Осторожные попытки выяснить, например – чем же байкальская вода лучше (или хуже) российской нефти, которую мы уже небезуспешно продаем тому же Китаю?, только, видимо, подлили масла в огонь… От меня требовали тут же предоставить рассчеты, выполнить которые, вероятно, способен только специально мобилизованный для этого трудовой коллектив Института географии СО РАН…. Рассчеты, я, естественно, предоставить не мог, чем довел некоторых из присутствующих едва ли не до слез…

Концентрированное мнение той части аудитории сессии, которая была категорически против “проекта переброски байкальской воды в Китай”, в лучших традициях приснопамятного печатного органа ЦК КПСС опубликовала местная газета “Конкурент”, не по заслугам приписавшая мне и авторство этого “проекта” (на самом деле о перспективах экспорта байкальской воды писали, и пишут уже лет сорок), и, удачно использовав хлесткое выражение одного из участников научной сессии, шизофрению, и даже, правда – осторожно, поставила вопрос – а вообще - не на службе ли я состою у полуторамиллиардного китайского народа?!..

Публикация сделала свое дело – против «проекта Бережных» возбудились уже российские ученые с именем. И не просто возбудились, но и призвали «уничтожить Бережных как личность». Истины ради надо сказать, что пока только один. Но успевший разослать свой призыв, очевидно, в сотни адресов….

Это лирическое предисловие было необходимо для того, чтобы показать – тема экспорта, а точнее – поставок байкальской воды в Китай не как товара, упакованного в бутылки (бутилированная вода, даже байкальская, там, по мнению руководителя технического комитета Союза производителей бутылированной воды Александра Маляева, сейчас невостребована – своей хватает), а именно как сырья, необходимого для обеспечения нормальной жизнедеятельности десятков населенных пунктов во Внутренней Монголии, оказалась не просто сложной, но и болезненной. Настолько болезненной, что об участии в ней побаиваются заявлять даже те специалисты, которыми сделаны уже реальные проработки этого вопроса.

Но есть и другие примеры. Так, зав. сектором природоохранного энергоснабжения  зоны Байкала ИСЭМ СО РАН Александр Алексеевич Кошелев, небезосновательно предположивший, что главной проблемой в подаче воды из Байкала в Китай будет энергетическое обеспечение этого проекта,  сделал расчеты, на основании которых заявил – необходимые мощности для этого в Иркутске есть. И тоже задает резонный вопрос – а почему бы нам действительно не продавать байкальскую воду китайцам, если есть такая возможность? Хотелось бы, чтобы и другие ученые, кто занимается проблематикой, напрямую, или косвенно пересекающейся с темой нашего обсуждения, тоже взяли в руки калькуляторы и справочники, и посчитали, например, сколько воды мы можем безболезненно продавать в Китай в обычное время, а сколько – в половодье. И сколько мы могли бы получить за эту воду – в денежном выражении, или вкладом в развитие нашей инфраструктуры, и так далее. Кстати, мне представляется, что последнее выгоднее не только для Китая  (он мог бы пользоваться этой инфраструктурой, наряду с нами, для перемещения своих грузов в Европу), но и для России, иначе деньги от продажи воды исчезнут где-нибудь на оффшорных островах….

Вынужденно, но мне пришлось «погружаться» в эту тему все глубже и глубже. Во-первых, сказав в журнале «Россия и Китай» «А», надо говорить и «Б». А именно - опубликовать выводы, можем ли мы действительно, или нет, поставлять байкальскую воду в Китай?! Если «нет», то тему закрываем. Если «да», то её, этой темы, развитие мы бы продолжали отслеживать через журнал.

«Погружение» дало много поводов для размышлений. Например, почему раньше Лимнологический институт был за строительство водоводов (см. в интернете статью под названием «Байкал, питьевая вода, устойчивое развитие. Сегодня и в XXI-м веке» сотрудника Лимнологического института П.П. Шерстянкина, который еще в 1996 году писал о преимуществах транспортировки байкальской воды трубопроводным транспортом), а после того, как создал собственное производство по розливу воды  (ЗАО «Исток», созданное на базе Лимнологического института, ныне ООО «Вода Байкала») стал, в лице зав. лабораторией биогеохимии к.г.-м.н. А.Н. Сутурина, выступать достаточно резко против?  Каким образом могут сказаться поставки байкальской воды в Китай на безопасности России? Они укрепят нашу дружбу с этой великой страной, или они дополнительно укрепят Китай, который может стать угрозой для России? Сколько, на самом деле, стоит байкальская вода, какова её реальная цена? Цена сегодня и цена завтра, когда дефицит питьевой воды на планете даст возможность действительно продавать её в тридорога?! И насколько будет гуманно со стороны России отказываться от решения проблемы этого дефицита питьевой воды для других стран в надежде на этом заработать в будущем? Или пусть она действительно течет себе в Северный Ледовитый океан, попутно раскручивая турбины и вырабатывая тем самым электричество, необходимое нам для выработки, например, алюминия с целью продать его в Китай? Цитирую небезызвестного Олега Митволя: «Сливая Байкал, как обычный пруд, энергетики получают такую прибыль, которая позволяет выплачивать любые предъявленные штрафы. «Каждый сантиметр байкальской воды - треть кубокилометра, что в энергетических величинах эквивалентно 200 мВт, - подчеркнул Олег Митволь. - Между тем, значительная часть энергии, вырабатываемой на ангарском каскаде ГЭС, идет на экспорт, прежде всего - в Китай. И если б некоторым чиновникам дали волю, они спустили бы Байкал до дна».

Оставляя на совести г-на Митволя конкретные цифры и факты, в то же время нельзя не согласиться с тем, что для владельцев ангарского каскада гидроэлектростанций (они же, как известно, и владельцы БЦБК…) Байкал сегодня действительно не более, чем обычное водохранилище, обеспечивающее выработку электроэнергии. И какая тогда разница – питьевая в нем вода, или вообще соленая?!..

Почему выгодно производить на берегу Байкала целлюлозу и продавать её в Китай, а просто воду из Байкала продавать в эту страну опасно? Такие вопросы растут как снежный ком, и поиск  ответов на них уже нельзя откладывать назавтра, потому, что мы, возможно, из-за этого имеем «упущенную выгоду»… 

Если примитивно, то продавая в год 100 млн. кубометров байкальской воды по «оптовой» цене, например, в 1 доллар за один кубометр, мы получим «всего» 100 млн. долларов. По сравнению с экспортом нефти это, конечно, немного. Но если пересчитать, скажем, на лес, то это, как минимум, полмиллиона сохраненных сосен, листвениц и елей (если считать, что одно дерево в среднем равно 0.5 м3, а один кубометр стоит 100 долларов). Но только в том случае, если вместо этих деревьев продать байкальскую воду с тем, чтобы получить аналогичную прибыль….

Сюжет с водоводом от Байкала до Китая вполне может так и остаться гипотетическим. Но не просчитать самим то, что давно уже просчитали другие (это я о китайцах и американцах), то, о чем говорят уже не первое десятилетие – возможно или нет продавать байкальскую воду, может ли она для России быть стратегическим ресурсом, или нет – это если не оплошность, то гораздо хуже.  К сожалению, по старой советской традиции люди, решившие, что именно их мнение – истина в последней инстанции, подобно незабвенному Трофиму Денисовичу Лысенко набрасываются на всех «инакомыслящих», и, надо сказать, зачастую добиваются успеха…. Нередко ими оказываются господа, сидящие где-нибудь в Москве, и  считающие, что они всё знают лучше нас, здесь живущих… И всё за нас решающие, даже то – можно ли нам считать свои ресурсы, или нельзя?!  Или у них там уже все давно просчитано, да и ресурсы давно уже не наши, а их?..

Я благодарен Институту географии за приглашение на расширенную сессию Восточно-Сибирского отделения Академии проблем водохозяйственных наук, за предоставленную возможность на ней выступить, и тем самым побудить научное сообщество к обсуждению обозначенной проблемы не только на уровне эмоционального маразма, но и с калькуляторами в руках.

 

Владимир Бережных,

редактор «Азиатского
         иллюстрированного обозрения»

 

На Байкал

  • Листвянка
  • Ольхон
  • Заказ микроавтобуса в Иркутске

 

 


Иркутская область




 
 

Уважаемые господа! Копирование, тиражирование, иное использование фотографий, статей, размещенных на сайте "Иркутская область : Города и районы", возможно только с письменного разрешения НУК "Экспедиция ИнтерБАЙКАЛ"

 
© 2008-2020  All rights reserved